Популярная геология

Владимир Афанасьевич Обручев. Коралловый остров

Опасный полет

С утра 7 декабря 1941 г. в Сан-Франциско, главном городе штата Калифорния, на берегу Тихого океана, царило большое возбуждение. Радио уже передало тревожное известие о предательском нападении японского флота на гавань Пирл-Харбор на Гавайских островах, хотя представители Японии еще находились в Вашингтоне и продолжали переговоры с правительством Соединенных Штатов. Громкоговорители на улицах сообщали подробности о нападении и о больших потерях военно-морских сил Штатов. Толпы граждан собирались на улицах близ громкоговорителей и выражали свое возмущение дерзостью агрессора.

Вскоре радио сообщило об объявлении мобилизации армии, флота и военно-воздушных сил, а власти штата готовили уже секретный приказ об аресте многочисленных японских рыболовных судов и их экипажей, которые давно уже шныряли по всему побережью Тихого океана в Калифорнии и, кроме рыбной ловли, усердно занимались фотографированием берегов и бухт, промерами глубин и сбором всяких сведений, необходимых для десанта.

В большом аэропорту Сан-Франциско готовились к вылету несколько самолетов – одни для патрулирования побережья, другие для перелета на Гавайские острова. Из Пирл-Харбора было получено требование срочно прислать хирургов, перевязочные средства и медикаменты в виду большого количества раненых. На набережной залива возле одного из гидросамолетов средней величины стояло несколько человек, очевидно, собиравшихся в путь. Это были: Натанаэль Форс пилот, Франк Элиас – штурман, Чарльз Керри – капитан флота, Гарри Смит хирург и Льюис Кинг – корреспондент газеты "Калифорния Уорлд", получивший разрешение спешно вылететь в Пирл-Харбор. Возле них вертелся юноша лет 16: Генри, сын хирурга. Другие провожающие уже ушли.

С грузовика, стоявшего вблизи самолета, перегружали большие пакеты с перевязочными материалами, ящики с медикаментами и багаж пассажиров. Механики аэропорта проверяли моторы. Генри то помогал при перегрузке, передавая пакеты человеку, появлявшемуся в люке самолета, то подбегал к пассажирам, чтобы послушать их разговоры о неожиданных событиях и перспективах войны.

Было уже около двух часов, когда механик отрапортовал начальнику аэропорта, что моторы проверены и погрузка заканчивается.

– Прошу занимать места! – пригласил пилот.

Генри подбежал к отцу и обнял его.

– Ты сядешь на грузовик и, когда мы взлетим, поедешь домой и сообщишь Дженни, что мы благополучно улетели, – сказал ему Смит.

Мальчик простился с отцом и остальными пассажирами и отошел к грузовику. В это время к начальнику аэропорта подбежал запыхавшийся клерк метеорологической станции порта и доложил:

– Только что получено срочное сообщение из Нома, что в Берингов пролив ворвался с северо-запада циклон необычайной силы. Он может захватить самолеты по дороге на Гавайские острова.

Пассажиры встревожились, но пилот успокоил их:

– Циклоны Аляски движутся обычно вдоль берега Америки на юго-восток, и мы успеем миновать угрожающую зону прежде, чем этот циклон достигнет нашего маршрута. Прошу занимать места!

Все спустились по лесенке к люку самолета и один за другим исчезли в его недрах. Заревели моторы, гидросамолет, вздымая поплавками волны, поплыл по заливу, мало-помалу отделяясь от воды, потом на высоте 300 м сделал большой круг, как бы проверяя работу моторов, помахал крыльями на прощанье и повернул на запад, навстречу солнцу, проглянувшему между тучами в этот короткий зимний день невысоко над горизонтом.

От Сан-Франциско до Гавайских островов по прямой линии – 4000 км. Самолет обладал скоростью полета почти 400 км в час и должен был прилететь в Пирл-Харбор около полуночи. Первые два часа полета прошли незаметно, пассажиры дремали, утомленные спешными сборами перед совершенно неожиданным выездом, а вид безграничного океана, мерно волновавшегося в тысяче метров под ними, не возбуждал интереса.

Солнце закатилось, проглянув на горизонте на несколько минут из-под темных туч и озарив багровым светом белые гребни волн. В кабинах зажглись лампы. Начался ночной полет по приборам. Прошло еще два часа. Совершенно стемнело. Ветер крепчал. Вдруг самолет качнуло. Крен достиг 60°. Пилот окликнул штурмана:

– Неужели мы все-таки попали в зону циклона?

Еще несколько минут, и в окнах кабин белыми полосками замелькали хлопья снега. Количество их быстро увеличивалось, и скоро они залепили окна.

– Этого еще недоставало! Попали в пургу, словно на севере Канады! воскликнул Керри, прильнувший к окну кабины.

Ураган усиливался с каждой минутой. Самолет то и дело принимал почти вертикальное положение. Компас показывал, что машину сильно сносит на юг от трассы. В кабинах стало холоднее. Штурман и пилот встревожились. Поверхность моря приблизилась. Альтиметр подтвердил, что летели уже на высоте не более 300 м.

– Самолет обледенел! Еще немного – и мы сядем на волны! – заявил штурман.

– Придется повернуть по ветру и лететь на юг. Там теплее, снег должен прекратиться.

– Куда же мы залетим?

– Полетим с циклоном, пока он не затихнет, а потом повернем на запад.

– Хватит ли горючего?

– Запас взят хороший. Должно хватить!

Пассажиры, закутавшиеся в одеяла, спокойно спали, не догадываясь об опасном положении гидросамолета, попавшего в зону циклона, который вместо обычного направления – вдоль берега Америки – на этот раз мчался прямо через Тихий океан.

Самолет повернул и понесся еще быстрее, подгоняемый циклоном. Сильная качка прекратилась. Прошел час, другой, третий. Курс держали не прямо на юг, по ветру, а на юго-юго-запад, рассчитывая скорее выйти из зоны циклона, чтобы повернуть опять к Гавайским островам. Снег сменился проливным дождем, ледяная корка, покрывавшая крылья и фюзеляж самолета, растаяла, и самолет поднялся выше. Но ветер, казалось, не ослабел и не позволял еще переменить курс, и самолет все больше удалялся от Гавайских островов.

Минуло еще два часа. Не будь циклона, путешественники были бы уже не так далеко от Пирл-Харбора, где их ждали с нетерпением, получив по радио известие о вылете самолета с заказанным грузом и хирургом. А вместо того самолет несся во власти циклона где-то посередине Тихого океана.

Прошел еще час. И вдруг правый мотор начал сдавать. Он то работал неровно, с перебоями, то замолкал на десяток секунд. Штурман встревожился, пробовал выключить его на короткое время и потом опять включить. Но это не помогло, и после нескольких попыток мотор стал работать еще хуже. Очевидно, произошла поломка, требовавшая исправления.

– Нужно садиться у какого-нибудь острова, – сказал штурман пилоту, переночевать, починить мотор, определить положение и уже завтра лететь в Пирл-Харбор.

– У берегов островов в зоне циклона сесть невозможно – страшный прибой, нас выбросит на скалы, – возразил Форс. – Летим пока с одним мотором. Тьма такая, что нельзя различить, где можно было бы сесть даже с риском.

Полет продолжался еще полчаса. Стук мотора все чаще прерывался и, наконец, замолк совершенно. Скорость полета резко снизилась. За это время циклон значительно ослабел. Можно было бы повернуть на запад, но с одним мотором пришлось бы лететь всю ночь с риском не попасть на Гавайские острова, так как после полета с циклоном и неполадок в моторе трудно было точно определить положение самолета и вычислить прямой курс в Пирл-Харбор.

Между тяжелыми тучами на небе начали появляться разрывы, через которые по временам проглядывала луна и освещала бушующее море. Штурман и пилот с тревогой вглядывались вдаль в поисках какой-нибудь суши, потому что и второй мотор начал сдавать. Посадка становилась неизбежной. Наконец на горизонте, немного левее курса, над морем выдвинулся черный плоский треугольник очевидно, остров порядочной величины. Пилот направил самолет к нему. Земля быстро приближалась. И пора было: мотор начал захлебываться. Стали снижаться. Берег был близко – большой гористый остров с неровной поверхностью, как будто покрытый густым лесом. А вдоль берега виднелась белая полоса прибоя и ясно слышался рев волн, не заглушаемый хрипящим мотором.

Пилот повернул вдоль берега в поисках наименее опасного места для посадки. Вот как будто подходящее – между белой лентой прибоя и береговыми скалами порядочный спокойный залив. Можно рискнуть. Самолет, описав небольшой круг и задевая поплавками за гребни волн прибоя, опустился на воду залива. Но залив оказался недостаточно длинным. Поплавки врезались в песок побережья, а нос самолета ударился довольно сильно о береговые скалы. Послышался звон разбитых стекол. Передняя часть поплавков была на суше, а корма – в воде залива. Свет в кабинах погас.

Где мы находимся?

Сильный толчок разбудил пассажиров. Капитан Керри с трудом открыл люк пассажирской кабины и выглянул.

– Трудная посадка в такой шторм! Нас здорово тряхнуло, я набил себе шишку на лбу, – послышался сзади голос корреспондента Кинга.

– Но наконец добрались, опоздали часа на два, – проворчал хирург Смит, вынув часы со светящимися стрелками и цифрами.

– Почему такая тьма в гавани? Разве мы не в Пирл-Харборе? – воскликнул в недоумении капитан, высунувший голову из люка. Луна скрывалась за горой острова, и место посадки лежало в глубокой тьме.

– Алло, мистер Форс, где же мы находимся? – спросил Керри. Но никто не ответил. В передних кабинах слышалась возня. Штурман и пилот были немного оглушены ударом самолета о скалы, а осколки стекла поранили лицо штурмана. Пилот старался открыть люк своей кабины, но дверца не поддавалась сразу: от удара что-то случилось с замком. Наконец ему удалось открыть люк, и он вылез.

– В чем дело, мистер Форс? Где мы, почему аэропорт не освещен? Полное затемнение, что ли? И никто не встречает нас! – допытывался Керри.

– Мы очень далеко от Пирл-Харбора, капитан, – ответил пилот. – Из-за циклона мы повернули на юг, чтобы не обледенеть. Один мотор сломан, второй плох. Пришлось сесть на какой-то остров и здесь ночевать. Ночью мы не сможем привести моторы в порядок.

– Какая досада! А нас ждут раненые!

– Утром починим моторы и полетим, надеюсь, капитан! Я много летал по этой трассе, но такого циклона, как в этот раз, мне не пришлось испытать. Это была настоящая сибирская пурга, а скорость ветра, вероятно, превышала сто миль в час. Нос самолета и, кажется, некоторые приборы пострадали от удара о скалы. Залив за полосой прибоя, на который нам удалось сесть, оказался слишком коротким, и мы стукнулись.

– А, вот почему нас так встряхнуло! Где же штурман? Неужели он так крепко уснул после посадки?

– Франк! Элиас! Вы спите, что ли? – крикнул пилот. Но никто не отозвался. – Нужно посмотреть, может быть, он так сильно ударился головой при посадке, что потерял сознание, – прибавил Форс.

Во время этого разговора пассажиры выбрались из своего люка и подошли к пилоту. Последний, сбросив тяжелую летную одежду, достал карманный электрический фонарик и осветил нос самолета, который от удара о скалы несколько сплющился.

– Изрядно помяло нас, как видите. Особенно с правой стороны, где кабина штурмана, – сказал Форс. – Я боюсь, что с ним что-то случилось.

Освещая путь, он обогнул поплавки самолета, врезавшиеся в белый песок побережья, и подошел к люку кабины штурмана. Пассажиры следовали за ним. Дверца была немного погнута, но приоткрылась легко. Штурман сидел, откинувшись в угол; по обеим щекам струйками стекала кровь из порезов; она сочилась также из ноздрей.

– Он, очевидно, потерял сознание от сильного сотрясения, ударившись головой, – сказал Смит, осветив лицо штурмана. – Щеки поранило осколками стекла. Но ничего опасного, по-видимому, нет. Сейчас мы его приведем в чувство.

Он достал из своей полевой сумки комок ваты, вытер кровь под ноздрями и поднес к ним флакон с нашатырным спиртом. Минуту спустя штурман глубоко вздохнул, приоткрыл глаза и зашевелился.

– Что со мной? Где мы? – пробормотал он и отстранил рукой флакон.

– Ол райт! Он жив! – воскликнул Кинг, который по привычке рьяного корреспондента уже царапал что-то в записной книжке – очевидно, впечатления от посадки самолета ночью на каком-то острове Тихого океана.

– Вы можете сами вылезти? – спросил хирург. – Мне нужно еще осмотреть ваши щеки, не остались ли в порезах кусочки стекла.

Франк при помощи пилота вылез из кабины и спустился на землю. При свете фонарика хирург вытер кровь с его щек, осторожно ощупал порезы и смазал их йодом. Порезы были небольшие, стекла в них не оказалось. Сняли шлем и сделали перевязку.

– Я помню только, что сильно ударился лбом, так что из глаз искры посыпались, – сказал штурман.

В это время Форс осмотрел при свете своего фонарика обе кабины, пострадавшие при ударе, и, вернувшись к пассажирам, заявил:

– Некоторые приборы на передней стенке наших кабин, вероятно, повреждены, стекла у них разбиты. Это хуже, чем порча моторов.

– Неужели у вас нет запасных? – вскричал Смит. – Ведь мы должны завтра обязательно прибыть в Пирл-Харбор.

– Некоторые приборы в резерве имеются, но не все. Кроме того, вероятно, пострадала связь с моторами, элеронами, рулями. Выяснение этого и ремонт потребуют времени. Впрочем, до подробного осмотра при дневном свете я не могу составить себе полного представления о размерах аварии, – сказал Форс.

Эти слова поразили пассажиров. Перспектива длительного пребывания на каком-то острове среди Тихого океана, конечно, угнетала их. И еще мелькнула мысль – не захвачен ли этот остров уже японцами и вообще не принадлежит ли он им? Ведь трудно определить, куда циклон занес самолет...

Кинг первый нарушил молчание.

– Так как нам волей-неволей приходится ночевать здесь, я бы предложил сначала подкрепиться, а потом лечь спать. Я голоден, как волк, и думаю, что все вы тоже, в особенности же наши летчики, которым не удалось даже вздремнуть.

– О, да! – подтвердил Форс. – В таком полете не уснешь!

– Расположимся на земле. Это будет удобнее, чем в кабинах, и светлее, предложил Смит.

Двое полезли с фонариком в кабины за дорожной провизией, а Форс и Смит с другим фонариком пошли осматривать побережье залива, чтобы найти удобное и сухое место. У самого подножия черных скал, на которые наткнулся самолет, но немного левее, где они отступали полукругом, нашлась сухая площадка, усыпанная белым песком. Сюда вода, очевидно, не попадала и при самом сильном приливе. Оба фонарика засунули ручками в трещины скал. Сбросили и расстелили верхние летные одежды. Из дорожных корзиночек появились бутылки, алюминиевые стаканы, термос еще с горячим кофе, сандвичи. Все пятеро уселись в кружок.

– Хотел бы я знать, – сказал Кинг, уплетая сандвич с ветчиной, – как называется остров, на который нас занес этот ужасный циклон.

– Благодаря этому острову мы спаслись от гибели, – прибавил Форс. – Второй мотор уже сдавал. И если бы самолету все-таки удалось сесть в открытом море, что при величине волн было весьма сомнительно, мы бы носились по ним в ожидании, что нас опрокинет и утопит какая-нибудь особенно большая волна при новом порыве ветра. Циклоны не затихают сразу.

– Но теперь нам еще интереснее знать, когда и как нам удастся покинуть этот остров, который спас нас, – вздохнул Смит.

– Это мы узнаем завтра, или, вернее, сегодня утром, потому что уже второй час ночи по западно-американскому времени, – заявил Керри, взглянув на свои часы.

– Это полухронометр, – пояснил он. – Сегодня в полдень при помощи простого приспособления я определю местное время, а по показанию полухронометра мы узнаем, на какой долготе находится этот остров.

– Мой счетчик расстояния, даже если он цел, не может ответить на этот вопрос, – заявил Форс. – Мы слишком уклонились на юг, уносимые циклоном, а в момент поворота я не догадался взглянуть и узнать, как далеко мы пролетели от Сан-Франциско.

– Но одна долгота еще не покажет нам, где находится остров среди просторов Тихого океана. Нужно бы знать еще географическую широту, – заметил Кинг.

– И это не так трудно, конечно приблизительно, с помощью небольших приспособлений, – ответил Керри. – Мы займемся этим, пока наши летчики будут чинить моторы.

– А кроме того, не мешает обследовать остров, чтобы узнать, нет ли на нем японского отряда или наблюдательного поста, – прибавил Кинг. – Попасть к ним в плен было бы наихудшим завершением нашего приключения.

– Но прежде всего следует утром сообщить по радио в Фриско об этом приключении и о неудаче доставки медикаментов в Пирл-Харбор, чтобы они могли отправить туда поскорее другой самолет, – сказал Смит.

– Я уже думал об этом, – заявил Форс, – как только мы сели. Но, к сожалению, я уже убедился, что наше радио пострадало при посадке и не действует.

– Еще одна неприятность! – воскликнул Смит. – Мы даже не можем сообщить, где находимся, и вызвать из Фриско самолет, если не удастся исправить моторы.

– Может быть, мне удастся починить радио, – вставил Элиас, – я ведь немного радист. Утром увидим, в чем дело.

– Не следует ли нам поочередно дежурить ночью? – заметил Керри. – Если на острове есть японцы, они могут найти самолет при ночном обходе берега и захватить нас спящими.

– Едва ли можно опасаться этого, – заявил Форс. – Залив, на который мы сели, с трех сторон ограничен высокими скалами, а с четвертой – рифами, и ночью пробраться сюда невозможно ни по суше, ни по воде.

Закончив ужин, пассажиры отправились спать на удобных креслах в своей кабине, а летчики расположились на песке у подножия скал. Ночь была совершенно теплая; равномерный шум бурунов на рифах в устье залива убаюкивал.

Заяц тоже бывает полезен!

Утомленные долгим перелетом, пассажиры и тем более летчики крепко спали; и первые лучи солнца, поднявшегося на горизонте, осветившие черные скалы вокруг залива и самолет на песчаном побережье, не разбудили их. Солнце сияло уже целый час, когда открылся грузовой люк и из него высунулась голова мальчика с растрепанной шевелюрой.

Несколько минут эта голова, поворачиваясь вправо и влево, вверх и вниз, изучала обстановку. Широко открытые глаза и приоткрытый рот выдавали изумление. Потом за головой появилось тело. Обладатель его быстро спустился на песок, постоял немного, обошел поплавки, осмотрел нос самолета, помятый ударом о скалы, и, очевидно, пораженный всей обстановкой, довольно громко свистнул и воскликнул:

– Вот тебе и Пирл-Харбор!

В нескольких шагах от него у подножия скал поднялся Форс, разбуженный свистом и возгласом, посмотрел с изумлением на мальчика и сказал:

– Мистер Генри! Каким образом вы очутились здесь?

– Так же, как и вы, мистер Форс, на этом самолете! – ответил мальчик, подходя к пилоту. – Но скажите, пожалуйста, неужели это называется Пирл-Харбор?

– До Пирл-Харбора отсюда, вероятно, так же далеко, как и до Фриско! сказал Форс, поднимаясь на ноги. – Но вы объясните мне, пожалуйста, Генри, где вы находились все это время? Я видел, как вы садились на грузовик, чтобы ехать домой. Ваш отец будет очень недоволен вашим присутствием!

– В последнюю минуту, когда вы все занялись разговором с человеком, сообщавшим о каком-то циклоне, – заявил Генри немного смущенно, – я забрался в грузовую кабину. Там был полный мрак, и я скоро заснул. Потом сильная качка разбудила меня, мне стало нехорошо, тошнило. Я долго лежал, преодолевая тошноту, а потом опять заснул и проснулся только что. А где отец и другие пассажиры?

– На своих местах в кабине.

– Где же мы находимся, если это не военная тайна?

– На каком-то острове Тихого океана. Мы попали в сильнейший циклон. И он унес нас далеко на юг, а самолет немного пострадал при посадке ночью.

Во время этого разговора проснулся и Элиас, поднялся, и, увидев мальчика, засмеялся:

– Еще одним жителем больше на необитаемом острове! Доброе утро, Генри. Я вчера видел, как вы забирались в грузовую кабину, но не захотел мешать предприимчивому юноше, который любит приключения. В ваши годы я сам был таким озорным, потому и сделался летчиком.

– Благодарю вас, мистер Элиас! Но я вижу, вы немного пострадали при ночной посадке, судя по бинтам на вашем лице.

– Это пустяки. Я еще счастливо отделался. Но пора за работу! – прибавил Элиас, вскакивая. – Нам нужно выяснить все поломки в самолете и починить моторы. А вы бы, Генри, пока поискали топлива и развели огонек, чтобы вскипятить воду для чая. Но прежде нужно совершить утренний туалет, вода близко.

– К сожалению, из этой воды чая не сваришь, – буркнул Форс, доставая из саквояжа мыло, щетку и полотенце.

– А хорошо бы выкупаться! Вода, вероятно, теплая, а залив очень спокойный, и солнце уже изрядно греет, – заявил Элиас.

Все трое, подойдя к воде, быстро разделись и бросились в воду. [...]

– Проплывем до рифа! – предложил Форс.

Залив имел метров 50 в длину и немного меньше в ширину. С обеих сторон его окаймляли высокие черные скалы, понижавшиеся к его устью, довольно широкому, в котором уже чувствовался прибой.

Море еще не совсем успокоилось после циклона, и волны докатывались до рифа, который тянулся недалеко от устья залива, опрокидывались на него и разбегались струями с клочьями пены по чуть волновавшейся воде залива.

На обратном пути от рифа Форс захотел определить глубину залива и нырнул вниз головой, но скоро выплыл и закричал, отплевываясь:

– Совсем мелко, только пять-шесть ярдов до дна!

Но в нескольких метрах дальше он захотел повторить этот опыт и выплыл только через 20 секунд.

– Вот здесь почему-то гораздо глубже! В центре залива дно поднимается бугром!

Эти определения припомнились Генри значительно позже, после выяснения других особенностей острова.

Купальщики еще одевались, когда из кабины самолета один за другим вылезли проснувшиеся пассажиры. Кинг сразу заметил, что одевались не два, а три человека, и воскликнул:

– Вы уже кого-то нашли на острове! Узнали, как называется этот остров? Есть ли на нем японцы?

– К сожалению, это только заяц, мистер Кинг, – ответил Форс.

– Что значит заяц? Так зовут этого человека?

– Это бесплатный сверхкомплектный пассажир, прибывший с нами на самолете без разрешения военных властей.

В этот момент Генри спустил рубашку, скрывавшую его лицо, и Смит узнал своего сына.

– Генри! Что это значит, как ты решился? Что подумала Дженни, когда ты не вернулся домой?

– О, папа, мне так хотелось полететь с вами и увидеть Пирл-Харбор и вулканы Гавайских островов! А Дженни я послал с шофером грузовика записку, что полетел с вами, чтобы она не беспокоилась.

– А теперь ты видишь, что получилось? В Фриско, конечно, уже узнали, что самолет не прибыл в Пирл-Харбор, и предполагают аварию.

– Но, папа, в этом я уже не виноват!

– Теперь Дженни будет вдвойне беспокоиться.

– Но зато я с тобой и, может быть, буду чем-нибудь полезен.

– Какая самоуверенность у этого мальчика! – усмехнулся отец.

Хирург Смит был вдовец, его хозяйство вела старая родственница. Поэтому проделка сына его не очень рассердила. Он в сущности был даже рад видеть его возле себя, а не в Сан-Франциско, который со дня на день мог подвергнуться бомбардировке японского флота и авиации.

Кончая одеваться, Генри рассказал, где и как он провел ночь. Кинг уже набрасывал в блокноте утренние впечатления после ночной посадки самолета на неизвестном острове и, видимо, был доволен. Материал для первой корреспонденции собирался интересный.

Летчики, одевшись, направились к самолету, чтобы начать осмотр всех приборов, а пассажиры стали раздеваться для купания.

– Завтрак у нас, к сожалению, будет сухой, – заявил Керри. – Кофе в термосе мы ночью выпили, сварить чай на морской воде как будто нельзя, а другой воды нет.

– А вот Генри пусть докажет пользу своего присутствия, – предложил Кинг. Пока мы купаемся, он осмотрит окрестности и, может быть, найдет источник пресной воды и топливо для костра.

При ярком свете солнца скалистое окаймление залива казалось не таким мрачным и неприступным, как ночью. Генри, захватив в кабине небольшой металлический кувшин, обошел подножие скал, тянувшихся метров на двадцать в обе стороны от самолета. Местами эти скалы обрывались отвесно, и взобраться по ним вверх было невозможно без лестницы или веревки. Но ближе к южному берегу залива, где от этой стены отделялась гряда скал, ограничивавшая залив с этой стороны, обрыв переходил в крутой склон с уступами, по которым можно было взобраться. На уступах росли кусты и пучки травы.

Генри быстро полез наверх и с изумлением увидел, что на высоте 15-20 м над уровнем моря обрыв переходил в довольно пологий склон, поросший кустами, а немного выше даже густым лесом. Углубиться в лес по тропинке, замеченной в одном месте, мальчик не решился, а пошел по окраине пологого склона над обрывом, с которой хорошо был виден весь залив и пляж с самолетом. Он заметил, что попадаются сухие кусты, годные на топливо, а пройдя немного дальше, за гряду скал, окаймлявших залив с севера, наткнулся на ручеек, выбегавший из чащи леса и падавший каскадами по уступам черных скал в море уже вне залива. Быстро набрав кувшин воды, Генри побежал обратно, собирая по пути топливо.

Когда он спустился на пляж, пассажиры только что расположились на той же песчаной площадке у подножия черных скал, на которой ужинали и раскладывали съестные припасы.

– Вот пресная вода, – заявил Генри, ставя кувшин на песок, – а вот для костра, – прибавил он, сбрасывая охапку сухих веток и сучьев.

– Молодой заяц доказывает свою полезность потерпевшим аварию путешественникам! – воскликнул Кинг.

– Но как же мы согреем эту воду для чая? – спросил Смит.

– Это нетрудно! Я сейчас все устрою! – воскликнул Генри.

У подножия скал он подобрал три одинаковых камня, поставил их треугольником на песке на расстоянии меньше диаметра дна кувшина друг от друга, наложил в промежуток между камнями сухих стеблей и веток, на камни поставил кувшин и сказал:

– Теперь прошу дать мне спички.

– Где вы научились этим приемам, Генри? – спросил Керри, протягивая мальчику спички.

– Во время школьных экскурсий в окрестностях Фриско, на которых нас знакомили с ботаникой, зоологией и геологией. Нам тогда показывали, как ставить палатки, разводить огонь, кипятить чай, – ответил Генри, разжигая костер.

– Если вас обучали геологии, вы, может быть, объясните нам, из чего состоят эти черные скалы, о которые ушибся наш самолет? – спросил Кинг.

– Это нетрудно, я осмотрел их уже, когда лазил наверх, и думаю, что это базальт, молодая вулканическая порода, очень распространенная вообще на островах Тихого океана. Она изливается также из вулканов Килауэа и Мауналоа на Гавайских островах, которые мне так хочется увидеть. Мы видели только образцы этой лавы в школьной коллекции.

– Вулканическая порода? – удивился Смит. – Неужели и этот остров представляет вулкан?

– Да! Учитель нам рассказывал, что многие острова Тихого океана представляют собой действующие или потухшие вулканы, так что Гавайские не составляют исключения.

– И благодаря школьным экскурсиям мы получили в лице Генри начинающего геолога, – заявил Кинг. – Я также немного знаком с этой наукой, и это очень пригодилось мне во время моих путешествий по заданиям нашей газеты. Генри прав, я также полагаю, что скалы состоят из базальта и что эта гора на острове, на которой мы так неудачно сели, является вулканом.

– Действующим или потухшим? – поинтересовался Керри.

– Это мы узнаем, осмотрев его подробнее.

– Возможно, что этот залив, на который сел наш самолет, судя по его форме и окружающим его скалам, образующим почти кольцо, представляет собой так называемый паразитический кратер у подножия главного вулкана, горы острова, сказал Генри. – Наш пилот во время купанья нырял и убедился, что посредине залива имеется неглубокое место – возвышение на его дне. Я думаю, что это маленький конус, извергавший газы и лаву внутри кратера, превратившегося потом в морской залив.

– Это очень интересно, – заметил Керри. – Но хорошо, что этот конус не поднимается до самой поверхности воды. Иначе самолет при посадке мог наткнуться на этот конус и перевернуться!

– Вода закипает, – воскликнул Генри, – нужно заварить чай, если есть, а то придется пить просто горячую воду.

– Чай у меня всегда имеется в запасе на всякий случай, – заявил Кинг. Только плиточный, который нужно наскоблить ножиком.

Порывшись в своем саквояже, Кинг достал плитку и протянул ее Генри.

Положение усложняется

Когда Генри наскоблил чай и заварил его в кувшине, подошли летчики, молча уселись и принялись за завтрак. Пассажиры, занятые едой, сначала не обратили внимания на их озабоченность, и только немного погодя Смит спросил:

– Ну как, сколько времени понадобится вам, чтобы починить моторы и заменить испорченные приборы?

– Дело гораздо хуже, мистер Смит, – ответил Форс. – С моторами мы бы скоро справились. Но при ударе о скалу очень пострадали летные приборы, которые мы починить не можем, а заменить их нечем.

– И без них улететь с острова, конечно, нельзя? – воскликнул Кинг.

– Вся доска с пилотажными приборами разбита, – отвечал Форс. – Указатели скорости, поворота и крена, вариометр, альтиметр, гирополукомпас, авиагоризонт попорчены довольно сильно. Лететь без них совершенно нельзя, а в запасе имеется не все. Мы так торопились в этот срочный рейс по давно известной нам трассе, что не успели захватить полный комплект.

Несколько минут все молчали, пораженные этим неприятным сообщением пилота. Наконец Керри сказал:

– Придется сообщить по радио во Фриско, чтобы нам выслали эти приборы на самолете, который увезет нас и срочный груз в Пирл-Харбор, а вы почините, не торопясь, свою машину.

– А вы знаете, где мы находимся? – с усмешкой спросил Кинг.

– Совершенно верно! – воскликнул Смит. – Чтобы вызвать по радио помощь, мы ведь должны сообщить хотя бы приблизительно, где находится этот злополучный остров. Не могут же искать нас по всему простору южной половины Тихого океана!

– На определение нашего местонахождения понадобится некоторое время, заявил Керри, – хотя не так много, несколько часов.

– Как же вы сделаете это определение? – спросил Генри.

– Сегодня, если не помешают тучи, мы определим местное время, именно полдень, по длине тени, а по моему полухронометру, который показывает время Фриско, узнаем географическую долготу этого острова с достаточной точностью.

– А широту? – спросил Смит. – Одной долготы мало. Карта Тихого океана у наших летчиков, конечно, есть, но на одной и той же долготе могут находиться несколько островов.

– Широту попробуем определить по высоте солнца над горизонтом в полдень, продолжал Керри. – Но так как мы, вероятно, находимся недалеко от экватора и солнце в полдень, наверное, близко к зениту, определение его высоты будет трудно и неточно. Придется подождать ночи, чтобы определить широту по высоте некоторых звезд. У меня с собой небольшой карманный секстант.

– Итак, придется ждать ночи и надеяться, что небо будет и ночью более или менее свободно от туч, – заметил Кинг.

– Следовательно, только завтра утром удастся сообщить в Фриско, где мы находимся, – сказал Смит. – Но действует ли радио самолета? Мы могли бы сообщить сначала хотя бы то, что мы живы и сели на какой-то остров.

– К несчастью, радиокомпас на приборной доске также пострадал и молчит, заметил Элиас.

– Но для радио у нас имеются запасные части, – прибавил Форс, – и я надеюсь скоро восстановить связь с внешним миром.

– Да, это самое главное, единственная возможность вызвать себе помощь. Без радио мы будем сидеть на этом острове до тех пор, пока какой-нибудь из самолетов, высланных из Фриско и с Гавайских островов на поиски, не залетит случайно сюда, – заметил Керри.

– На что трудно рассчитывать, – прибавил Форс. – Циклон унес нас очень далеко на юг.

– А в Фриско скорее предполагают, что мы просто погибли в пути, пробиваясь сквозь циклон, – заметил Элиас.

Завтрак закончился в молчании. Каждый обдумывал последствия аварии применительно к своим личным делам и обязанностям. У Керри и Форса в Сан-Франциско остались жены и дети, у Элиаса – родители. Кинг оставил невесту. Кроме того, его особенно волновали его задачи как корреспондента. Нападение Японии на Пирл-Харбор, несомненно, было началом войны на всем Тихом океане, в которой Англия, а может быть, и Советский Союз должны будут принять участие. Голландия, владеющая крупными островами в Зондском архипелаге, также будет заинтересована в исходе военных действий, а Австралия, входящая в Британскую империю, конечно, не останется безучастной. На очереди интереснейшие события, а видный корреспондент крупной газеты неожиданно бесследно исчез. Редакция, конечно, пошлет кого-нибудь другого, хотя Кинга заменить трудно. Он побывал уже в Японии, на Филиппинах, в Сингапуре и Гонконге, даже во Владивостоке, на Гавайских и других островах, знает малайский и русский языки, немного японский – и вынужден сидеть на каком-то ничтожном острове, не имея даже возможности дать знать о себе, сообщить, что случилось, и просить о помощи. Возмутительно! Не вовремя разыгрался этот проклятый циклон, словно в помощь японцам!

Спокойнее всех был Смит. Его сын оказался неожиданно при нем, а как хирург он бывал уже свидетелем, иногда даже невольным виновником стольких семейных или житейских драм, что привык относиться к событиям философски. Конечно, в Пирл-Харборе его ждала срочная работа – помощь пострадавшим морякам американского флота и горожанам. Там нужны были также перевязочные средства и медикаменты, которые вез самолет. Но в Сан-Франциско, конечно, уже известно, что их самолет не долетел, вероятно, погиб, и вслед за ним, наверное, уже снаряжались другие с таким же грузом и хирургами, и помощь в Пирл-Харбор придет лишь с небольшим опозданием.

Когда завтрак кончился, Смит сказал:

– Обсудим нашу программу на сегодняшний день.

– Мы оба займемся приборами, – заявил Форс. – Выясним повреждения, возможность починить одни, заменить другие, но, главное, восстановить радиосвязь.

– Я подготовлюсь к определению долготы, – сказал Керри. – Солнце поднялось уже довольно высоко, а наблюдения нужно начать за два, а лучше за три часа до полудня.

– Что для этого нужно? Я могу помочь вам, – предложил Кинг.

– Ровная площадка, прямая палка в два-три ярда длины, несколько деревянных колышков и кусок бечевки – все это мне нетрудно раздобыть самому. Лучше будет, если вы, Смит и Генри, подниметесь на вершину горы и осмотрите оттуда весь остров. Возможно, что на нем есть жители, даже радиостанция.

– Японская или наша, – подхватил Кинг. – Это было бы интересно!

– Об этом мы еще не подумали, занятые нашей аварией, – сказал Смит. Конечно, очень важно выяснить, что представляет этот остров и нет ли на нем японцев. В последнем случае нужно, возможно, дольше скрывать от них наше присутствие, если только это не маленький наблюдательный пост, который мы можем захватить силой или хитростью.

– Не мешает взять с собой оружие, – прибавил Керри. – Неизвестно, с кем вы встретитесь на горе. Если это будет японский солдат, – его нужно взять в плен или уничтожить.

– А кроме того, не мешает и поохотиться, – заметил Кинг.

– Немного провианта у нас есть, – заявил Форс, – но, конечно, только сухого, не считая консервов.

– А каким оружием мы располагаем? – спросил Смит. – У меня есть охотничья двустволка с патронами. Я немного охотник и надеялся в Пирл-Харборе поохотиться в свободное время на мелких птиц.

– У меня в багаже легкая винтовка морской пехоты, – заявил Керри.

– У меня – револьвер с сорока патронами, – сказал Кинг.

– Итак, разведочная партия будет достаточно вооружена и для охоты и на случай встречи с двуногими или четвероногими хищниками. План на ближайшие часы составлен, и мы можем приступить к его выполнению, – заключил Смит, вставая.

Керри полез в грузовой люк доставать свою винтовку, Смит вынул из пассажирской кабины свое ружье, Кинг, порывшись в саквояже, вытащил маленький револьвер, зарядил его и сунул в карман. Летчики занялись в своих кабинах демонтажем пострадавших инструментов. Генри наготовил из оставшихся от костра сухих веток и сучков несколько колышков, которые отдал Керри, получившему от летчиков бечевку и довольно длинную палку, которая нашлась в багажном отсеке.

Остров – и вулканический, и коралловый

Смит, Кинг и Генри, захватив оружие, отправились на разведку. Мальчик повел старших к тому месту, где он нашел удобный подъем на скалы, обрывавшиеся к заливу. Поднявшись, они вскоре нашли тропинку, углублявшуюся в лес, который покрывал восточный склон горы и состоял из деревьев, большей частью незнакомых путешественникам. Обращало на себя внимание обилие древовидных папоротников нескольких видов, достигавших высоты в несколько метров. Папоротники господствовали и среди кустов, образовавших густой подлесок. Из знакомых деревьев путешественники отметили бананы и кокосовые пальмы. Довольно много видно было миртовых и мимозовых деревьев. [...]

Тропинка, по которой они шли, была хорошо утоптана. Это обратило на себя внимание.

– Эта тропинка доказывает, что на острове теперь имеется или было еще недавно какое-то население, – сказал Кинг.

– Но ее могли проложить и какие-нибудь довольно крупные четвероногие животные вроде буйволов или диких лошадей! – возразил Смит.

– На уединенных островах Тихого океана крупные млекопитающие не водятся, заявил Кинг, – за исключением тех, которые привез с собой для разведения человек. Флора и фауна на этих островах состоит из своеобразных форм. Из диких животных встречаются птицы, которые могут перелетать через просторы океана, и черепахи, живущие в море, но вылезающие также на сушу, и, конечно, различные насекомые, занесенные ветрами. Из растений встречаются только те, семена которых переносятся ветром или морскими течениями и выдерживают долгое пребывание в соленой воде, не теряя всхожести, или же те, которые заносят птицы. Человек на своих судах завез на острова, помимо своей воли, крыс, мышей и их паразитов, а также развел свиней, кроликов, собак, кошек, домашнюю птицу, лошадей, рогатый скот. Жители этих островов, – продолжал Кинг, – разводят свиней и разные огородные растения. Эти пришельцы, конечно, дополняют и частью даже вытесняют первобытную фауну и флору, которая в общем небогата семействами, родами и видами. И чем дальше отстоит остров от ближайшего материка, тем беднее его первобытная фауна и флора. Это обнаружил Дарвин сто лет тому назад во время своего кругосветного путешествия на корабле "Бигль". [...]

Поднимаясь по тропинке, разведчики действительно заметили только птиц нескольких видов, перелетавших с дерева на дерево; некоторые пели довольно мелодично, и Кинг заявил по этому поводу:

– Это пение доказывает, что мы находимся уже в южном полушарии, где декабрь – первый летний месяц, и птицы еще поют в период устройства гнезд и кладки яиц.

– Как вы обратили на это внимание! – воскликнул Смит. – Да еще сделали интересный для нас вывод. Я бы не подумал об этом.

– Хороший корреспондент должен быть внимателен ко всему и иметь хорошее образование, – ответил Кинг. – Ведь задача его жизни – узнавать все новое, что творится на земле, правильно объяснять все явления и факты и правильно описывать их, ничего не выдумывая и не преувеличивая.

– Так, конечно, должно бы быть, – заметил Смит. – Но, к сожалению, в нашей периодической печати это мудрое правило соблюдается далеко не всеми. Владельцы газет думают только о своем обогащении, заботятся прежде всего об увеличении тиража и наполняют столбцы информацией о всяких происшествиях, преступлениях, ссорах, модах, возбуждающих любопытство. Они освещают все события с определенной, полезной только для них точки зрения, прибегают к выдумкам, лжи и клевете – и это под покровом принципа "свободы печати", которым мы гордимся.

– Газета, в которой я работаю, – заявил Кинг, – не принадлежит к этой категории, хотя в своих высказываниях по политике иногда также пристрастна.

В одном месте за крутым поворотом тропы путники увидели черное четвероногое, по росту и форме похожее на крупную свинью, животное; заметив людей, оно быстро скрылось в чаще.

– Одичавшая свинья! – воскликнул Кинг. – Нужно приготовить винтовку на случай подобной встречи. Полинезийцы часто предпочитают не заботиться о корме для своих свиней, предоставляют им полную свободу и, когда нужно, охотятся на них.

Тропа привела, наконец, к вершине горы, где лес настолько поредел, что можно было осмотреться. Полукольцом среди деревьев и кустов тянулся гребень из темно-бурых камней, выдававшихся из травы. Он ограничивал с запада плоскую, заросшую травой впадину, в центре которой блестело маленькое озерко, не больше 15-20 м в диаметре.

– Вот и кратер этого вулкана, очевидно, давно уже не действовавшего, воскликнул Кинг. – Последний поток лавы излился из него на восток и покрыл склон, по которому мы поднимались.

– А порода, кажется, такая же, как в черных скалах вокруг залива, заметил Генри, поднявший обломок бурого камня, – но только сильно выветрелая.

Из кратера поднялись на гребень, продираясь через кусты. Но высокие деревья, росшие ниже по склону, заслоняли вид вдаль, и только кое-где между их кронами блестели участки моря.

– Необходимо влезть на дерево, чтобы увидеть сверху остальную часть острова, – сказал Смит. – Генри, ты можешь добраться до вершины? В твои годы я любил этим заниматься.

Генри осмотрел ряд деревьев, укрепившихся в промежутках между выветрелыми глыбами базальта, покрытыми лишаями. Он выбрал одно, раскинувшее ветви невысоко над землей и не слишком густо обвитое лианами, которые мешают карабкаться с ветки на ветку.

– Возьми мой бинокль, – посоветовал Смит. – Если остров большой, бинокль поможет рассмотреть даль.

Навесив на плечо бинокль, Генри быстро вскарабкался на вершину. При виде того, как проворно мальчик перебирался по ветвям, Кинг сказал, смеясь:

– Вот заяц опять помогает нам!

А "заяц" уже кричал с вершины, глядя на запад:

– Остров небольшой. Гора полого спускается на запад и с этой стороны тоже покрыта лесом. За лесом внизу видна ровная площадь с низкой зеленью, скорее какой-то огород, а не луг. А еще дальше – большой залив моря, и вокруг – узкое белое кольцо суши, на котором растут пальмы.

– Неужели коралловый атолл? – воскликнул Смит.

– В Тихом океане таких атоллов очень много, – пояснил Кинг. – И очень жаль, что наши летчики не разглядели эту часть острова ночью, ведь она почти рядом, только с другой стороны горы. В этот залив самолет сел бы совершенно спокойно, и мы могли бы сегодня, после починки моторов, улететь в Пирл-Харбор.

– Не видно ли жилищ или людей, Генри? – крикнул Смит.

– По зеленой площадке бродит черный человек, почти голый, и выдергивает какие-то растения. Но хижин или домов не видно, – сообщил Генри, смотревший в бинокль.

– Очевидно, на острове живут полинезийцы. Хижины их всегда строятся в лесу, в тени деревьев, защищающих от жгучего солнца, – заявил Кинг.

– Хорошо, что нет японцев, но плохо, что нет белых людей и радиостанции, сказал Смит. – Не видно ли еще чего-нибудь, нет ли других островов по соседству? – крикнул он сыну.

– В заливе у берега стоят длинные пустые лодки. В одном месте возле пальм бегают голые дети и собаки. Больше ничего примечательного не видно. Я осмотрел и горизонт, и море – других островов в этой стороне нигде нет.

Спустившись с дерева, Генри сказал:

– Этот остров – коралловый атолл, папа! Я вспомнил, что учитель географии рассказывал про коралловые острова Тихого океана. Они состоят из узкой полосы суши, окружающей участок моря, круглый или овальный, называемый лагуной. На этой полосе растут кокосовые пальмы. Учитель показывал нам фотографии разных атоллов.

– Верно, верно, – подтвердил Кинг. – Я бывал на таких островах. Генри понял, в чем дело.

– И учитель подробно объяснил нам, как образовались эти странные острова. Их видел и дал теорию их происхождения англичанин Дарвин, а дополнил ее наш ученый Дэвис. Дело вот в чем...

– Вечером расскажешь нам всем, в чем дело, – прервал мальчика Смит. – Нам пора вернуться к самолету. Может быть, жители острова обнаружили его, и нашим друзьям нужна помощь: ведь все оружие мы унесли.

– Правильно! – подтвердил Кинг. – Хотя полинезийцы вообще мирный народ, но никто из наших друзей не знает их языка, и возможен какой-нибудь конфликт.

Путешественники по той же тропинке пошли назад. Кинг попросил пустить его вперед и шел осторожно, приготовив винтовку, чтобы не прозевать дикую свинью, если она попадется. Действительно, вскоре он заметил парочку этих черных животных и успел выстрелить прежде, чем они скрылись в чаще.

Одна из них, крупный годовалый поросенок, пала жертвой. Когда подошли Смит и Генри, Кинг передал им винтовку и взвалил добычу себе на плечо.

– Обед и ужин нам обеспечены благодаря вашей зоркости, – заметил Смит.

К самолету спустились без каких-либо приключений; Генри заметил только несколько кроликов, перебежавших через тропинку в нескольких шагах от него.

– Вот и запасы на будущее, – воскликнул он.

На ровной площадке пляжа Керри уже начал наблюдения. Он вычертил на песке несколько концентрических кругов посредством бечевки и двух колышков, один из которых служил центром, а другой заменял ножку циркуля с карандашом. В центре этих кругов в песок была вертикально воткнута длинная палка. Ее тень при перемещении солнца по небу передвигалась, сокращаясь по мере приближения полудня, и Керри отмечал колышком место конца тени, когда она приходилась на одном из кругов. Внимательно следя за тенью, Керри заметил, что она стала опять немного длиннее, чем была за несколько минут перед тем. Следовательно, полдень миновал. Он тотчас взглянул на свой полухронометр и сказал:

– Во Фриско теперь три часа пополудни, а здесь только что был полдень. На сколько градусов долготы этот остров лежит к западу от Фриско, скажите, Генри?

Последний с интересом следил за работой капитана, но при этом вопросе смутился и промолчал.

– Неужели в вашей школе на уроках географии вам не сказали, что солнце каждые четыре минуты подвигается по небу на один градус?

– Вероятно, говорили, но я забыл, – ответил Генри.

– За один час это составит 15°, а за три часа – 45°. Следовательно, мы находимся на 45° к западу от Фриско. На карте мы потом посмотрим, как называется остров, расположенный на этом градусе долготы.

Прочертив от палки, стоявшей в центре кругов, прямую линию к колышку, обозначившему конец самой короткой тени, Керри спросил Генри:

– А на каком полушарии мы находимся – на северном или южном? Постарайтесь сообразить.

Генри подумал и ответил:

– В северном полушарии мы видим солнце в полдень на южной половине неба, а в южном оно, конечно, должно быть на севере.

– Верно, но как определить, где север, где юг, когда мы не знаем, где находимся?

– Для этого нужно иметь компас.

– Вот тебе компас, – сказал Керри, передавая мальчику карманный компас.

Генри подержал его в руке, глядя то на стрелку, то на солнце, и сказал, наконец:

– Очень трудно решить – солнце почти прямо над головой, а север вот там, он показал на самолет.

– Что же показывает это положение солнца?

Генри пожал плечами и промолчал.

– Какой месяц сейчас идет?

– Декабрь, восьмое число.

– Это летний месяц или зимний?

– Конечно зимний. 23 декабря – самый короткий день в году.

– В северном полушарии, а в южном это – самый длинный день и месяц декабрь – первый летний. Вспомни, высоко ли было солнце во Фриско, когда мы вчера вылетали.

– Невысоко, как всегда зимой.

– А здесь оно почти в зените. Что это значит?

– Я думаю, это значит, что мы в южном полушарии, где декабрь – летний месяц.

– И прибавь, что мы должны быть недалеко от экватора, потому что если бы мы были под 40° или 50° широты, солнце не могло бы стоять так высоко.

– А знаете, Кинг уже сказал нам во время прогулки, что мы находимся в южном полушарии. Он определил это по пению птиц – они еще поют, значит, лето только что началось. У нас в декабре птицы не поют.

Во время этого разговора подошли Смит и Кинг, последний спросил:

– Сколько градусов долготы вы определили от Фриско?

– Мистер Керри определил, что остров отстоит на 45° к западу, – сказал Генри.

– Но широта нам еще неизвестна, – прибавил Керри, – приходится подождать до ночи.

– Генри, сбегай к летчикам, они работают в кабине, – сказал Смит, попроси у них карту Тихого океана.

Генри сбегал, но принес не карту, а книжку и заявил:

– У Форса есть подробная карта только северной половины океана, а в этом справочнике имеется и южная, но очень маленькая, и на ней не все острова найдутся.

Смит нашел карту, отмерил 45° долготы от Сан-Франциско и сказал:

– На этой долготе к югу от экватора показано несколько островов в разных местах, и сказать, на котором мы находимся, нельзя. Подождем определения широты.

– И часть островов на этой карте не имеет названий, – прибавил Керри, они слишком мелкие.

– Но пора позаботиться о завтраке, – вспомнил Кинг. – Вы разрешите, мистер Смит, командировать Генри за водой и топливом, ведь он уже знает, где их добыть. А я пока займусь подготовкой нашей дичи к столу.

Открытие Генри

Керри вернулся к своим солнечным часам, чтобы продолжать наблюдения, уточнить положение полуденной линии и определить склонение магнитной стрелки, которое пилоту необходимо знать, чтобы правильно ориентироваться при полете. Генри, захватив кувшин и кусок веревки, полез на гору. Кинг притащил тушу свиньи к берегу моря, чтобы при помощи Смита выпотрошить и вымыть ее. Хирург при этом научил корреспондента правильным приемам расчленения туши, отделения съедобных частей и удаления внутренностей. Свинья, будучи жительницей тропического климата, почти не имела щетины, так что небольшого огонька из остатков топлива оказалось достаточно, чтобы опалить шерсть. Занятые этой работой, мясники не заметили, что Генри в этот раз отсутствовал значительно дольше, чем утром.

Наконец он вернулся, разжег огонь, поставил на него кувшин, подошел к отцу и сказал:

– Я только что сделал интересное открытие, папа. Я прошел за ручеек, который нашел утром, по пологому склону горы, обращенному уже не к заливу, а прямо к морю, на север. Там, прямо над обрывом скал к пляжу, заливаемому прибоем, я увидел площадку, ограниченную со стороны горы желтоватой стеной с большими нишами и пещерами. Эта стена состоит из беловатого камня, кусок которого я принес. Он весь переполнен обломками кораллов.

Смит и Кинг только что кончили работу и вымыли руки. Осмотрев камень, Кинг пожал плечами, а Смит сказал:

– Это, очевидно, полипняк, известковое сооружение кораллов. В этих маленьких порах, пронизывающих камень, помещались мягкие тела полипов – этих крошечных существ, которые, многими поколениями, сменяя друг друга, постепенно соорудили огромные рифы вокруг островов Тихого океана. Но почему же риф, который ты видел, оказался на суше, а не в море?

– Он находится на высоте не меньше 25-30 м над уровнем моря, – пояснил Генри. – Но он мертвый и легко ломается на кусочки. А это значит, что наш остров не так давно поднялся из моря, риф очутился на суше, и полипы вымерли. Но ведь Дарвин писал, что образование рифов вокруг островов и постепенный рост их обусловлены опусканием островов...

– Вообще да, – пояснил Кинг, – но, насколько я помню, известны острова с рифами, оказавшимися на суше и, конечно, мертвыми. Я, кажется, уже видел такой риф на одном из малайских островов.

– Совершенно верно! – воскликнул Генри. – Я вспомнил теперь, что в этом и состоит поправка Дэвиса к теории Дарвина. Дэвис указал, что не все острова Тихого океана, окруженные коралловыми рифами, опускаются; что некоторые из них прежде опускались, а потом поднялись, живые рифы очутились на суше и, конечно, вымерли!

– Хотя тема о коралловых островах очень интересна, – прервал его Смит, но пора позаботиться о завтраке, мы все голодны.

– Конечно, – прибавил Кинг, – но как мы приготовим свинину? Варить ее долго, а котла или кастрюли нет, сковороды тоже. Разве прибегнуть к методу кавказских горцев, которые жарят баранину маленькими кусочками, нанизанными на прутья, над огнем и называют это кушанье очень смешно – шашлык?

– Индейцы в Канаде также жарят свежую рыбу на прутике, распластав ее, заметил Керри, закончивший свои наблюдения и подошедший к ним. – Способ обходиться без всякой посуды для приготовления пищи один и тот же у столь отдаленных друг от друга народов и, очевидно, применялся уже первобытным человеком.

– Последуем примеру горцев Кавказа, – сказал Смит. – Генри раздобудет нам прутики, а пока мы нарежем мясо.

Генри быстро нашел несколько прямых прутиков в куче принесенного им топлива, Смит и Кинг нарезали мясо и начали нанизывать его на прутики.

– А есть ли у нас соль? – вспомнил Кинг. – Без соли шашлык не понравится.

Соли в багаже путешественников не нашлось. В их запасах оказалось только несколько сандвичей с сыром, пирожков с вареньем, пара булок и полбутылки коньяка. Они ведь не рассчитывали на посадку на диком острове. Чтобы сдобрить свинину, Кинг предложил подержать прутики с мясом несколько минут в морской воде, прежде чем жарить их.

– Хотя морская вода не только соленая, но и горькая, – заявил он, – но другого выхода нет.

Так и сделали. Пока мясо мокло в море, кувшин с чаем вскипел, огонь прогорел и костер превратился в кучу углей, над которыми на камнях разложили прутики. Все четверо уселись вокруг и следили, чтобы вовремя поворачивать прутики и не дать мясу пригореть.

– Я определил магнитное склонение, – сообщил Керри.

– А как вы сделали это? – поинтересовался Генри. – Научите!

– Я прочертил на песке полуденную линию, т.е. линию тени моей палки в полдень, которую я перед тем проверил, разделив пополам углы; приложил к этой линии свой компас так, чтобы его черта "север-юг" совпадала с полуденной, и отсчитал, на сколько градусов стрелка компаса отклонилась от этой черты и в которую сторону – к западу или к востоку.

– Какие же углы вы делили? – спросил Кинг.

– На каждом круге, который я начертил на песке, у меня были намечены колышками две точки, которые показывали, где находился конец тени от палки за какое-то время до полудня и через столько же времени после полудня. Соединив эти точки линиями с центром кругов, мы получим угол, который полуденная линия должна делить пополам. Уловить точно конец тени ровно в полдень, не имея часов, показывающих местное время, трудно, а деление нескольких углов позволяет нанести полуденную линию достаточно точно.

– Но разве можно проделать все это точно на песке? – спросил Генри.

– Мы можем повторить ту же операцию завтра другим способом, если будем еще здесь, – продолжал Керри. – Возьмем один из наших плоских чемоданов, положим его горизонтально, на него лист бумаги с нарисованными циркулем концентрическими кругами. В центре их воткнем длинную иглу или прямой кусок проволоки и будем следить за перемещением ее тени, отмечая положения ее конца на кругах крестиками. Потом соединим эти точки с центром и получим углы, разделить которые точно пополам можно циркулем, и проведем полуденную линию. Маленькая готовальня у меня есть, а Генри должен уже знать геометрию и проделать всю операцию точно. Нужно только следить, чтобы чемодан или бумага на нем не были сдвинуты во время работы.

Мясо на палочках поджарилось. Позвали летчиков, которые пришли красные, утирая пот.

– В кабинах страшно жарко! – заявил Форс. – Солнце накалило металл. Нам нужно немного освежиться.

Они побежали к берегу моря, где помылись и разложили свои рубашки на песке для просушки.

– Что вы сделали за это утро? – спросил Смит, когда они вернулись.

– Элиас починил один мотор и разобрал второй, который оказался в плохом состоянии; придется менять в нем свечи. Я пересмотрел все инструменты и починил радиокомпас. Установив здесь простую антенну, мы скоро сможем принимать передачи и узнаем новости дня. Но передатчик сильно поврежден и сообщить во Фриско о своем положении мы еще не сможем.

– Это крайне неприятно! – воскликнул Смит. – Очевидно, нет надежды вскоре покинуть этот остров!

– И как это ни грустно, но нам нужно подготовиться к довольно долгому пребыванию в положении робинзонов и обдумать необходимые меры! – заявил Керри.

– Верно! Обсудим все по порядку, – предложил Кинг. – Во-первых, жилище. Кабины самолета очень удобны для защиты в случае нападения. Но в них очень жарко, они накаляются днем и едва ли остывают раньше полуночи.

– Кроме того, в случае хорошего шторма, что не редкость на островах Тихого океана между тропиками, – заявил Форс, – наш самолет очень легко может перевернуться.

– Можно построить хижину на этой площадке под защитой утесов, – предложил Генри.

– При шторме с востока всю эту площадку во время прилива должны заливать волны, судя по отсутствию на ней всякой растительности, – заметил Керри.

– Ну, тогда придется построить хижину в лесу, – продолжал Генри, – или, еще лучше, поселиться в нишах и пещерах мертвого рифа, который я сегодня открыл.

– Вот наш заяц опять пригодился! – усмехнулся Кинг. – Конечно, нужно осмотреть этот риф и потом решить вопрос о жилье.

– Принимая при этом во внимание, главным образом, защиту от жары и дождей, которые в этой зоне бывают проливные, а также от штормов, тогда как нападение на нас весьма сомнительно, – добавил Керри.

– Второй вопрос – продовольствие! – продолжал Кинг. Он, как много путешествовавший, был опытнее всех остальных, не исключая и летчиков, которые в воздухе ориентировались лучше, чем на земле.

– С продовольствием дело неважно, – сказал Смит. – С собой у нас почти ничего нет, а в грузе самолета, назначенном для Пирл-Харбора, найдется спирт, вино, сухой бульон, вероятно, белые сухари, не считая лекарств и перевязочных средств.

– Это кое-что, но немного! – заметил Керри. – Нам придется войти в сношения с жителями острова. У них наверно есть овощи, может быть, домашняя птица, яйца.

– А охота! – воскликнул Генри. – Ведь мы сегодня уже добыли дичь.

– Для охоты, кроме ружей, нужны патроны или запас пороха, пуль и дроби, заявил Смит. – А у меня патронов немного, я не рассчитывал на долгое пребывание в Пирл-Харборе и на свободное время.

– При моей винтовке патронов десятка два-три, не больше, – сказал Керри.

– А для моего револьвера еще меньше, – заметил Кинг. – Итак, охота будет выручать нас только некоторое время, и придется очень экономить патроны, стрелять только наверняка.

– Можно сделать также лук и стрелы, – предложил Генри, – а для кроликов ставить ловушки.

– Пожалуй, легче смастерить удочки и ловить рыбу, – заявил Форс. – Кроме того, в море водятся большие черепахи и иногда вылезают на берег.

– Но без знакомства с населением нельзя будет обойтись, – продолжал Кинг. – Одно мясо или рыба не удовлетворят нас, мы привыкли к хлебу и овощам. Есть ли у нас какие-нибудь предметы, соблазнительные для полинезийцев, чтобы менять их на овощи, муку, кокосовые орехи? Доллары едва ли им нужны.

– Среди перевязочных средств много марли; полотняные бинты и вата едва ли соблазнят их. [...]

– Не пригодятся ли осколки стекла, стрелки и циферблаты разбитых приборов? – предложил Элиас. – В ожерельях туземцев на Гавайских островах я видел подобные предметы в качестве очень ценных редкостей.

– Словом, кое-что для обмена найдется, – констатировал Кинг. – Третий вопрос – пресная вода. Ее Генри уже нашел.

– Недалеко от поднятого рифа. Порядочный ручей.

– Четвертый вопрос – топливо. Оно в изобилии и близко.

– Пятый вопрос – соль. Ее отсутствие мы уже испытали. Морская вода мало заменила соль в нашем шашлыке, а прибавила некоторую горечь. Найти соль у полинезийцев едва ли удастся, они обходятся без нее.

– Среди медикаментов, вероятно, найдется банка чистой поваренной соли. Но ее хватит ненадолго, – заявил Смит.

– И придется организовать добычу соли из морской воды, – что не так просто при отсутствии у нас посуды вроде котлов и ванн для испарения воды, – заключил Кинг. – В общем, наши перспективы довольно удовлетворительны. Нужно сегодня же решить вопрос о жилище, потому что шторм и ливень не заставят себя ждать.

Во время этого разговора завтрак был окончен. Летчики вернулись к своей работе в самолете. Остальные собрались пойти смотреть пещеры на поднятом рифе, но Смит, заметив оставшиеся куски свинины, лежавшие на камне возле места завтрака, воскликнул:

– Мясо так оставить нельзя, оно в такую жару быстро испортится, а кроме того, какая-нибудь хищная птица заметит его и унесет.

– Рано утром над заливом летали крупные чайки, – вспомнил Генри. – Но куда же спрятать мясо или что делать с ним? Соли у нас ведь нет, чтобы его засолить.

– Лучше всего развести огонек возле скал, а мясо развесить над ним, предложил Кинг. – Оно будет понемногу коптиться, а птицы в дыму его не тронут.

– Но тогда кто-нибудь должен остаться здесь, чтобы поддерживать огонь, сказал Смит.

– Попросим летчиков делать это время от времени и подбрасывать зеленые ветки в огонь, чтобы было больше дыма.

Так и сделали. Затем отправились осматривать поднятый риф, открытый Генри.

Убежище в скалах

Поднявшись на склон горы над скалами, Генри повел спутников вдоль обрыва на север, показал открытый им ручей, за которым склон горы спускался уже прямо к морю. Подойти к воде здесь было невозможно, склон обрывался к морю почти отвесными скалами, подножие которых омывал прибой. Тропа шла по пологому склону выше этих скал среди редкого леса и кустарника и вскоре привела к мертвому рифу, представлявшему собой желтоватую стену в 2-3 м высоты, местами уже поросшую кустами и даже отдельными деревьями. Этот риф тянулся на запад довольно далеко.

Осмотр его показал, что в отдаленное время, когда остров начал подниматься и риф выдвинулся из-под воды, прибой начал его разрушать. Волны выбили в рифе продольный желоб с выдававшимся над ним карнизом, а местами вымыли неглубокие пещеры.

– Вот здесь как будто можно поселиться, – сказал Генри.

– Пожалуй, место подходящее, – заметил Смит. – Пещеры в тени и открыты на север, лес не густой, топливо под руками.

– И вода также, – добавил Кинг. – Но все пещеры небольшие, каждая вместит только одного человека, во всяком случае не более двух. Придется нам разделиться.

Осмотрев весь риф, остановились на группе из пяти пещер, расположенных почти рядом; две из них даже сообщались в глубине друг с другом отверстием в разделявшей их стенке, которое нетрудно было расширить. Здесь решили устроить спальню, в одной пещере поместить Смита с сыном, в другой Керри и Кинга. В нескольких шагах дальше была пещера для летчиков, а почти рядом – другая, побольше, которая могла служить складом для разных запасов, снятых с самолета. Менее ценные вещи можно было поместить еще в одной пещере по соседству. Дно пещер было усыпано пометом диких свиней, вероятно, укрывавшихся здесь от ливней. Входы можно было загородить глыбами камня, лежавшими кое-где у подножия стены рифа, представлявшего собой площадку с почвой из кораллового песка, поросшего редкой травой и мелкими кустами.

С этой площадки открывался вид на северную половину горизонта, занятую только морем, уже успокоившимся после циклона. Путешественники долго всматривались вдаль, в надежде увидеть еще остров, но и при помощи бинокля не обнаружили ничего.

– Западный горизонт Генри осмотрел еще утром с вершины дерева, – сказал Кинг, – и также не видел нигде другой суши. Остаются еще юг и восток, которые нужно осмотреть завтра.

На обратном пути набрали в ручье воды в кувшин и опустевший большой термос, взятые с собой, и собрали две охапки топлива. Солнце было уже близко к горизонту, и на площадку у самолета легла густая тень горы. Летчики закончили свою работу, успели уже выкупаться и сидели возле огонька, от которого поднимался столб густого дыма, окутывавший окорока и голову свиньи, подвешенные к скале.

Один окорок сняли, огонь раздули, поставили кувшин для чая, нарезали кусочками мясо и нанизали на прутики. Кинг принес из кабины свой саквояж и, порывшись в нем, воскликнул:

– А вот и соль! Мой милый слуга догадался положить на всякий случай не только соль, но и красный перец и даже мешочек сахарного песку!

И Кинг с торжеством показал всем мешочек сахару и две стеклянные баночки с перцем и солью.

– Соли, конечно, немного, но на несколько дней хватит при умеренном потреблении, конечно, не для варки супа, – заявил он.

– Который все равно варить не в чем, разве в том же кувшине, что и чай, прибавил Форс, смеясь.

– Со временем мы смастерим и посуду для супа, – сказал Элиас, – если убедимся, что придется долго жить робинзонами.

Кусочки мяса посолили, поперчили и, когда вода в кувшине вскипела, палочки с шашлыком положили на угли прогоревшего костра. За это время сумерки, всегда очень короткие под тропиками, где солнце вертикально уходит за горизонт, сменились темной ночью. На небе засверкали звезды, и созвездие Южного Креста подтвердило путешественникам, что они действительно находятся к югу от экватора. Было совершенно тихо, и даже прибой на рифе в устье залива давал знать о себе только легкими всплесками. В темноте делать было нечего, и, закончив ужин и чай, все сидели вблизи угасающего костра.

– Вопрос о хлебе насущном скоро станет у нас на очередь! – заявил Кинг. Сегодня мы прикончили все продовольствие, взятое на дорогу в Пирл-Харбор. Наличие белых сухарей в санитарном грузе сомнительно, и во всяком случае их там немного. Следовательно, нам придется вскоре вступить в сношения с обитателями этого острова. Правда, полинезийцы не сеют никаких хлебных злаков и довольствуются корнями ямса, которые заменяют им хлеб.

– Я еще не сказал вам, – доложил Форс, – что мы сегодня проверили наш запас горючего. Порча аэронавигационных приборов так заняла наше внимание, что мы совсем упустили из виду этот не менее важный вопрос.

– Без горючего и при полной исправности самолета улететь отсюда невозможно, – добавил Элиас.

– Запасного горючего было взято из Фриско немного, – продолжал Форс. – Мы рассчитывали для обратного рейса получить его в Пирл-Харборе и предпочли вместо него погрузить больше перевязочных средств и медикаментов. Полет с попутным ветром циклона позволил нам расходовать меньше горючего. В общем оказалось, что у нас осталось горючего для полета не более, чем на 500 км, а масла и того меньше.

– И долететь отсюда до Гавайских островов даже после починки моторов и приборов никак нельзя, принимая во внимание положение острова к югу от экватора, – заключил Смит.

– Очень важно все-таки определить широту, – заявил Керри. – Может быть, мы недалеко от экватора.

– Наиболее вероятно, что нам придется полететь на какой-нибудь ближайший остров, принадлежащий Соединенным Штатам, – прибавил Элиас, – чтобы пополнить запас горючего.

– Я сейчас займусь определением широты, – заявил Керри, – прежде чем появились тучи.

Он достал из своего ручного чемодана небольшой секстант и направился к скалам, окаймлявшим площадку с юга. Осветив их карманным фонариком, он выбрал удобное место, где можно было поставить секстант на ровной поверхности камня и рядом присесть самому. Поставив и выверив положение секстанта и отметив время по часам, Керри начал наблюдения над одной из звезд Южного Креста.

Остальные продолжали беседу у огонька.

– Завтра займемся разгрузкой самолета, вскроем санитарный груз и перенесем его в пещеры, – сказал Смит.

– Да, это нужно сделать, пока держится хорошая погода, – подтвердил Форс. – В грузовых кабинах, может быть, найдется длинный кусок проволоки для антенны и трос для укрепления самолета на случай шторма.

– А если трос не найдется?

– Придется сделать деревянные подпорки, иначе порыв ветра может перевернуть самолет. А при шторме с востока уровень воды в заливе сильно поднимется, самолет всплывет, и его может разбить о скалы.

– Мы сели сравнительно удачно в заливе, потому что циклон уже затихал, прибавил Керри.

– А как отражается в заливе суточный прилив?

– Уровень воды в 11 часов утра поднялся на один метр, – ответил Форс, – и вода немного не дошла до площадки, на которой мистер Керри вел свои наблюдения. Следующий прилив будет около 11 часов ночи.

Время шло. Из-за скал на юге залива поднялась луна на ущербе. Немного погодя, закончив наблюдения, подошел Керри и заявил:

– Я определил высоту двух звезд, а завтра при помощи астрономического альманаха сделаю вычисления.

– Можно спросить вас, как определяют широту места, наблюдая высоту звезд, и что такое секстант? – спросил Генри.

– Секстант состоит из штатива и подзорной трубы, вращающейся на горизонтальной оси. На штативе прикреплен полукруг с градусными делениями в вертикальной плоскости. К трубе прикреплена пластина, которая составляет радиус полукруга и перемещается по последнему при вращении трубы. На нижней части полукруга имеется нониус, позволяющий определять части градуса с точностью до пяти минут. На дорожном секстанте большей точности получить нельзя.

Я ставлю секстант горизонтально и направляю его трубу на ту звезду, высоту которой хочу определить. В окуляре трубы натянуты крест-накрест две тонкие нити. Немного поднимая или опуская трубу, я могу уловить момент, когда звезда окажется на их пересечении. Я замечаю время по часам и потом отсчитываю угол наклона трубы по делениям на полукруге и нониусе. Через 10-15 минут я вторично наблюдаю тем же способом ту же звезду, которая за это время немного переместилась по небу, опять определяю время и угол наклона, т.е. высоту звезды над горизонтом. Делаю то же и в третий раз, чтобы не было ошибки и чтобы взять среднее из трех наблюдений.

Затем я навожу трубу на другую хорошо заметную звезду и также определяю три раза ее высоту. Этим можно ограничиться. Небольшое вычисление и справка в альманахе, где указана высота многих наиболее заметных звезд для разных дней года и разных географических широт, позволит мне получить широту места наблюдения с точностью до пяти минут, которую допускает складной секстант. И завтра мы узнаем по карте Тихого океана, на каком острове мы очутились.

– И на какой остров, принадлежащий нам или нашим союзникам, мы сможем перелететь при нашем запасе горючего, – прибавил Смит.

– Если удастся исправить самые необходимые приборы, – заявил Форс.

– И если этот остров еще не захвачен японцами, – дополнил Кинг.

– Эти два "если" уменьшают наши шансы на освобождение, – заметил Смит, но будем надеяться на лучшее!

Ночные гости

Ночь была тихая и теплая, и все решили спать на площадке, так как кабины самолета были еще накалены, как хорошая духовая печь. Расположились рядом на песке у подножия скал, разложив только одеяла. Нападения нечего было бояться. Полинезийцам, обитавшим возле лагуны, не было надобности пробираться ночью через гору к заливу, а хищных зверей на острове не было. Могла забрести собака, но окорока свинины висели высоко на скале над спящими. Поэтому путешественники рассчитывали на полный покой и крепкий сон на свежем воздухе. Но они немного ошиблись.

Вскоре после того, как все улеглись и затихли обычные разговоры перед сном, над площадкой пляжа появилась крупная птица, пролетела несколько раз взад и вперед и уселась в одном из люков самолета, которые были раскрыты, чтобы проветрить кабины, накалившиеся за день. Птица немного посидела спокойно, но затем испустила громкий и протяжный крик "У-гу-у-гу".

Кинг и Форс, спавшие чутко, проснулись и стали прислушиваться. Тот же крик повторился; казалось, что он раздается над самой головой, так как птица сидела очень близко.

– Что это? – спросил Форс. – Может быть, это какой-нибудь полинезиец наткнулся на самолет и зовет других?

Кинг не успел ответить, когда крик повторился опять, громче и протяжнее, и вслед за ним послышалось тяжелое хлопанье крыльев.

– Это, очевидно, ночная птица, – сказал Кинг, – вероятно, филин.

– А он не нападет на нас? Не попробует стащить мясо?

Как будто в ответ на этот вопрос над головами спящих пронеслось что-то большое, закрывшее на мгновение звезды, а возле самолета послышалось сильное хлопанье крыльев, какая-то возня и шипение.

– Ну, этак нам не дадут спать! – воскликнул Кинг, вскочил и, вытащив из-под подушки карманный фонарик, зажег его и направил свет в сторону самолета.

В одном из раскрытых люков сидели рядышком две крупные серые ушастые птицы, которые затихли, закрыв глаза, как только на них упал свет. Кинг расхохотался. Проснулись остальные.

– Что такое, в чем дело? – спросил Смит, вскакивая и хватая ружье.

– Взгляните на самолет! Филин во время ночного полета увидел открытые люки, очевидно, принял их за удобные дупла, в которых можно устроить гнездо, призвал криком свою подругу, – и вот они сидят рядышком на пороге будущего жилища и обдумывают его устройство.

Все смотрели с удивлением на обеих птиц, освещенных фонарем.

– Суеверный человек мог бы принять это за плохое предзнаменование, сказал Керри. – Самолет останется здесь навсегда и будет служить совам для гнездования.

– Эти ночные гости не дадут нам спать, – заявил Смит. – Если они выбрали самолет в качестве жилища, то будут летать над нами всю ночь, принося ветки для своего гнезда. Нужно прогнать или подстрелить их.

– А они съедобны? – спросил Элиас.

Вдруг раздался громкий стук по металлу и какой-то крик; самолет качнулся, филины испугались, подпрыгнули, расправили крылья, пролетели над головой наблюдателей и скрылись во тьме ночи. Из-под корпуса самолета вынырнул Форс и подошел к остальным со словами:

– Пока мы разговаривали, я подкрался к самолету, чтобы пугнуть этих нарушителей ночной тишины.

– А мы обсуждали вопрос, не подстрелить ли их в качестве провианта, сказал Генри.

– Хищных птиц вообще не едят, – заявил Смит. – Но если они прилетят еще раз, будем стрелять.

Все улеглись спать, и водворилась тишина; только Генри шепотом разговаривал с отцом о ночных птицах. И вдруг лежавший поблизости Элиас забормотал:

– Мама! Зачем ты дуешь мне в ухо? Что тебе нужно! Сейчас встану!

Генри расхохотался, но тотчас же вскрикнул:

– Ой, какой-то огромный зверь ползет мимо меня и сдернул с меня одеяло!

Смит вскочил, достал и засветил фонарик. У самого берега в сторону воды двигалось что-то крупное, приземистое и волокло за собой одеяло Генри.

– Черепаха, огромная морская черепаха! – закричал мальчик и схватил одеяло за другой конец, чтобы не дать утащить его в море.

Опять все вскочили.

Кинг закричал:

– Вот это уже солидный и бесспорный провиант, не то что филины. Скорее, нужно ее перевернуть на спину, и она пролежит до утра, когда мы с ней разделаемся. Будет великолепный суп из черепахи!

Черепаха, остановленная в своем движении одеялом, за которое она зацепилась одной из задних ног, испуганная светом фонарей, прижалась к земле, втянув голову и ноги в свой щит, который имел около метра в диаметре.

Кинг, Форс, Керри и Смит ухватились с одной стороны за край щита и с трудом повернули животное на спину. Генри отцепил свое одеяло. Все стояли вокруг черепахи, рассматривая это большое и на суше такое неповоротливое животное, которое притворилось мертвым в надежде, что его оставят в покое.

– Неужели черепаха не может сама перевернуться и убежать? – спросил Генри.

– Нет, лежа на спине, она совершенно беспомощна на суше, – пояснил Кинг, и полинезийцы так всегда ловят их. Эти морские черепахи ночью любят вылезать из воды на берег, вероятно, едят какие-нибудь растения. В море она прекрасно плавает и ворочается свободно. Ну, оставим ее до утра, нужно же, наконец, поспать без помехи.

– Площадка пляжа немного наклонена к морю. Это может помочь черепахе перевернуться в ту сторону, – заявил Форс.

– Сделаем подпорки из камней, – предложил Генри. Притащили несколько крупных кусков базальта и подложили их под щит черепахи со стороны моря.

– Теперь уже совершенно безопасно! Не перевернется! – решил Кинг.

Все улеглись, и остальная часть ночи прошла уже без помех.

Когда утреннее солнце осветило черные скалы и лежавших у их подножия путешественников, Кинг и Генри проснулись первыми. Генри приподнялся на своем ложе, осмотрел всю площадку, ярко озаренную солнцем, и воскликнул:

– Черепаха исчезла! Прощай черепаховый суп, мистер Кинг!

Кинг вскочил, обошел весь пляж; камни, которыми подперли щит черепахи с одной стороны, были на месте, но немного сдвинуты, а черепахи не было. Кинг постоял и вдруг, хлопнув себя по лбу, вскричал:

– Ах мы дураки! Мы забыли, что ночью должен был быть прилив, вода поднялась, покрыла эту часть пляжа, черепаха вместе с отступавшей водой была снесена в залив и там свободно перевернулась. Вот что значит не помнить о законах природы! Моряк не забыл бы о приливе.

Когда проснулись остальные, было немало смеха по поводу ночных происшествий – филинов, которые собирались гнездиться в кабине самолета, и уплывшем черепаховом супе. Генри спросил Элиаса, что ему снилось, когда он просил свою мать не дуть ему в ухо.

– У моей матери была привычка сильно дуть мне в лицо, чтобы разбудить утром; я всегда крепко спал, а от дуновения просыпался. Я думаю, что черепаха подползла ко мне ночью и стала обнюхивать мое лицо, а мне тут и приснилось, что это дует моя мать.

Переселение в пещеры

Ночные приключения укрепили желание путешественников переселиться на другое более спокойное место. После купанья и завтрака решили использовать более прохладные утренние часы, и все принялись за работу. Сначала разгрузили кабины: двое вынимали пачки и ящики, двое переносили их на площадку, а Смит с накладной в руках при помощи Генри распределял и проверял груз по сортам. В самолете оказалось:

Гигроскопической ваты........ 5 тюков

Марлевых бинтов узких........ 6 тюков

Марлевых бинтов широких...... 3 тюка

Медикаментов разных.......... 4 ящика

Хирургических инструментов... 2 ящика

Дезинфекционных средств...... 2 ящика

Химикалий.................... 1 ящик

Носилок...................... 10 пар

Лубков, шин и пр............. 1 тюк

Съестных припасов............ 8 ящиков

Последние ящики очень обрадовали всех; в них содержались мука, сухари, крупа, шоколад, сахар, чай, кофе, сгущенный бульон, яичный порошок, сгущенное молоко, бекон, мясные консервы. Но соли, перца и горчицы в списке провианта не было. Впрочем, Смит, просмотрев список химикалий, обнаружил в нем банку хлористого кальция и две банки соды.

– Из этих веществ мы сами приготовим себе поваренную соль, – сказал он. Каким способом – Генри должен знать, он же учился химии и расскажет нам.

– Растворим хлористый кальций и соду в воде порознь и смешаем растворы. Кальций с углекислотой соды должен дать углекислую известь, слаборастворимую в воде, и она осядет на дно сосуда. Натрий соды соединится с хлором, освобожденным от кальция, и получится хлористый натрий, который останется в растворе; это – поваренная соль. Мы выпарим этот раствор и получим примерно две банки соли, – рассказывал Генри и добавил:

– Я не знаю, верно ли я определил реакции. Я химию не очень люблю. Все эти соли и кислоты, которые то разлагают друг друга, то жадно соединяются, трудно упомнить. А в опытах – переливанье, выпариванье! Настоящая кухня. Иногда взрывы под колпаком или сеткой. Смешиваешь два бесцветных раствора, а получаешь красный или синий – фокусы!

– Ты рассказал правильно, только итог в две банки соли нужно проверить вычислением, – сказал Смит. – Но я вижу, что тебе больше нравится геология и наблюдения в природе.

– Конечно, это интереснее химии! Один раз учитель химии принес нам в класс ящик, наполненный древесным углем, и предложил желающим понюхать, чем он пахнет. Мы засмеялись – уголь ничем не пахнет и, понюхав, так и сказали. А учитель вытащил из ящика дохлую крысу за хвост и сказал, что она лежала в угле уже два месяца и что уголь поглощает все вонючие газы, которые получились при гниении этой крысы. Мальчику на передней парте от запаха крысы сделалось даже дурно.

– Что же, это был очень поучительный для вас опыт! – заметил Кинг.

– А разве мертвые камни интереснее? – спросил Керри.

– О, конечно! Какие красивые кристаллы показывали нам и какой разнообразной формы! Одни длинные и тонкие, как иголки, другие короткие и толстые, как бочонки. Зеленые, красные, желтые, синие! И интересно самим определять, какие грани имеются на них и какой это минерал. Нам показывали также, как растут кристаллы в минеральных растворах, показывали камни, в которых были видны маленькие кристаллы разного цвета, и можно было определить, из каких минералов камень состоит.

– Я вижу, что ты хотел бы сделаться геологом! – сказал Смит.

– О да! И я уже немного разбираюсь и определил, что эта гора состоит из базальта и представляет собой вулкан.

– И хотел объяснить нам, как образовались коралловые острова! – прибавил Кинг.

– Это мы отложим до вечера, – заявил Смит. – Теперь нам пора начать перенос груза к пещерам, пока не так жарко.

– Я предлагаю использовать для этого носилки, которые имеются в составе груза, – сказал Кинг. – Это удобнее, чем тащить ящики и тюки в руках или на спине.

Это предложение понравилось; вынули три пары носилок, нагрузили каждую пару ящиками или тюками и вшестером понесли к пещерам, где оставили и груз и носилки. Путешествие заняло четверть часа.

Так в три приема была перенесена большая часть груза. На последнюю пару носилок нагрузили саквояжи, чемоданы и теплую одежду, и в этот рейс пошли только вчетвером, так как Форс и Элиас остались у самолета продолжать свою работу.

В пещерах пришлось сначала уничтожить следы, оставленные четвероногими. Нарезали зеленых веток для веников, вымели пол пещер, а также обмели стены и потолки, с которых сыпались кусочки выветрелого кораллового известняка. Из глубины самой большой пещеры выгнали несколько летучих мышей, которые спали, вися вниз головой под сводом. Среди них Кинг узнал вампира, прикончил его и показал Генри:

– Вот эта тварь ночью может присосаться к телу спящего человека, чтобы пить его кровь. Позже нужно будет осмотреть внимательнее все пещеры и истребить эту породу.

– Но разве они не могут жить в дуплах деревьев и прилетать к нам из леса? – спросил Генри.

– Это верно! Поэтому на ночь придется завешивать входы в наши пещеры-спальни, чтобы вампиры и какие-нибудь москиты не могли тревожить нас.

– Но тогда будет очень душно! – заметил Керри.

– В тюках имеется марля, сделаем из нее занавески, они задержат этих ночных гостей, а воздух будет проникать, – сказал Смит.

Распаковали один тюк с широкими бинтами из марли, и Кинг, вооружившись иголкой и ниткой, начал сшивать занавески. [...]

За время всех этих работ солнце поднялось довольно высоко, и Керри приступил к вторичному определению полуденной линии. Он взял плоский чемодан, нашел хорошо освещенное солнцем ровное место близ пещер, установил чемодан горизонтально при помощи уровня на линейке секстанта, достал лист белой бумаги, готовальню, вычертил несколько концентрических кругов и в центре их поставил вертикально стрелку, взятую из одного испорченного инструмента. Оставалось следить за перемещением тени по бумаге и отмечать крестиками пересечение кругов ее кончиком.

Смит и Генри занялись устройством пещер. Ящики с провиантом поместили в жилые пещеры, как и тюки с ватой, которые можно было переделать в подушки и матрацы, прибавив часть марлевых бинтов. В самой большой пещере нашлось место и для ящиков с хирургическими инструментами и медикаментами, которые заменили столы.

Когда Керри сообщил, что полдень уже миновал, Генри сходил к ручью за водой и с высоты скал над заливом крикнул летчикам, что скоро можно обедать. Приготовлением обеда он занялся вместе с отцом. Керри, сидя возле своих солнечных часов на чемодане и развернув альманах, вычислял широту по своим наблюдениям звезд. Кинг кончал шитье занавесок. Когда пришли летчики, чай уже вскипел, свинина была поджарена. Из ящика с провиантом добыли сухари, в большой пещере устроили обеденный стол из ящиков и покрыли его даже одной из занавесок. Но чувствовался недостаток посуды, особенно вилок и ножей. Приходилось обходиться перочинными ножами, и только Смит применил хирургические из своего врачебного футляра.

– Придется вскрыть хирургический ящик, – сказал он, – там найдутся инструменты, заменяющие не только ножи, но и вилки и ложки.

– Должны быть и ванны для кипячения инструментов перед операциями, а также чашки для собирания крови. Они заменят нам котелки для варки супа и сковороды для жарения. Алюминиевые или фаянсовые кружки или чашки имеются у всех. Найдем, пожалуй, и посуду, заменяющую тарелки, – предположил Кинг.

– Словом, мы скоро устроимся со всевозможными удобствами, как робинзоны, сказал Керри.

– И найдем даже Пятницу из числа полинезийцев, – предложил Генри.

– Ну, в этом не будет надобности, – заявил Смит. – Робинзон был один, а нас шестеро и все разных специальностей. Мы обойдемся и уже обходимся своими силами.

После обеда Керри развернул на столе карту Тихого океана и сказал:

– Мои определения и вычисления окончены. Мы находимся под 160° западной долготы от Гринвича, т.е. на 2,5° ближе к Фриско, чем я сказал предварительно вчера. Определение двух звезд дало широту в 19° к югу от экватора. Эти долгота и широта определяют остров Аитутаки, один из островов архипелага Кука, принадлежащего Новой Зеландии, т.е. входящего в Британскую империю. От этого острова до северных берегов Новой Зеландии по прямой линии около 1800 миль. И теперь вдвойне обидно, что мы не можем сообщить по радио во Фриско, где мы находимся и что нам нужна помощь и какая именно, – закончил он.

– И даже не можем узнать, что делается на белом свете, как и чем ответила наша страна на японское предательство, не было ли нападения японцев на Фриско, Лос-Анжелос или другие города на берегу океана, что предприняла Великобритания, что думает Россия, которой очень не нравятся присутствие японцев в Манчжурии и их попытки устраивать вторжения через границы, – сказал Кинг.

– Что делается на белом свете, мы скоро узнаем! – заявил Форс. – При разгрузке кабин и проверке запасных частей самолета мы нашли моток тонкой проволоки, которая годится для антенны. Сейчас начнем ее налаживать, но нужно решить, где ее поставить – внизу у самолета или здесь, у пещер?

– Конечно здесь! – раздалось пять голосов. [...]

– Проволоку, топорик и радиокомпас мы принесли сюда, – заявил Элиас, – а кабины заперли на ключ, чтобы какой-нибудь полинезиец, случайно обнаруживший самолет, не забрался в них и не похитил или не испортил что-нибудь.

– Жаль, что у нас нет громкоговорителя, – сказал Керри. – Придется слушать вести с родины по очереди.

– Слушающий будет записывать все, что успеет, и потом прочитает остальным. А громкоговоритель мы со временем наладим.

– Это будет чудесно! – воскликнул Генри.

После обеда летчики занялись устройством радио. Они выбрали два подходящих дерева на склоне горы над пещерами, обрубили ветви их, направленные друг к другу, срубили несколько деревьев между ними, мешавших протянуть антенну, которая была обращена на север и северо-восток, ибо только оттуда и могли приходить радиоволны из Северной Америки и с Гавайских островов. От антенны протянули провод в одну из пещер, где на ящике прикрепили радиокомпас. Все это заняло время почти до заката солнца.

Смит разобрал ящик с хирургическими инструментами и достал несколько ванн, кружек, ланцетов и пинцетов, которые могли служить в качестве кухонной и столовой посуды, ножей и вилок. Керри занялся ящиками с провиантом, проверил количество и качество разных припасов и сразу поставил вопрос:

– Имеем ли мы право пользоваться всеми этими продуктами, предназначенными для наших раненых моряков Пирл-Харбора?

– Если бы мы имели возможность перелететь туда сегодня или в ближайшее время, – мы бы их, конечно, не тронули. Но мы знаем, что наш самолет был только первым, наскоро снаряженным для вылета на помощь. На следующее утро был уже назначен отлет в Пирл-Харбор еще пяти самолетов с таким же грузом и хирургами, что, конечно, было выполнено. И даже если бы уже знали, что наш самолет не прибыл, и подумали, что он подбит или захвачен японцами, – новый транспорт все равно был бы отправлен, но под конвоем истребителей. За этот день были бы также получены более подробные сведения о размерах необходимой помощи. Поэтому нам беспокоиться относительно этих припасов нечего, мы попали сюда не умышленно, не в качестве дезертиров и должны сберечь свои силы до возвращения на родину, чтобы принять участие в войне с Японией.

Так рассудил Смит, и Керри должен был с этим согласиться. Кинг и Генри пошли познакомиться с местностью на северном склоне горы дальше к западу. Некоторое время еще тянулся поднятый риф, но уже сильнее разрушенный и гуще заросший лесом. Затем он сразу прекратился, и Генри заметил, что среди леса кое-где попадались камни, похожие на выветрелый базальт вершины горы.

– Почему здесь нет кораллового известняка рифа? – спросил Кинг, обратив внимание на то, что Генри, взявший с собой молоток из инструментов летчиков, отбил кусок камня совершенно другого цвета.

– Я думаю, что поднятый риф находится и здесь, но только погребен под потоком лавы, излившейся из кратера вулкана уже после того, как остров поднялся. Эти камни – выветрелый базальт, такой же, как на вершине горы.

– По той же причине не видно породы этого рифа и на склоне горы к заливу, где сел самолет?

– Да, нужно полагать. Но только там поток лавы излился гораздо позже, чем здесь, потому что базальт там очень свежий.

– Следовательно, лава изливалась то в одну сторону, то в другую в разное время?

– Это наблюдается и у действующих вулканов. Лава изливается всегда через самое низкое место окраины кратера; если она заполнит это понижение, то при следующем извержении новый поток вынужден искать себе другое место, чтобы вылиться на склон вулкана.

Пробравшись по малозаметной тропинке через лес, Кинг и Генри очутились на его опушке уже на северо-западном склоне горы и остановились, чтобы осмотреться до выхода на открытое место. Лес был здесь сильно вырублен, остались кое-где отдельные деревья или маленькие группы их, а в промежутках земля была возделана под поля и огороды. В нескольких местах видны были темнокожие люди, занятые выкапыванием каких-то толстых клубней. В тени рощиц можно было различить хижины с остроконечными крышами из соломы и больших листьев. Оттуда слышались голоса и детский крик.

Этот заселенный склон полого спускался вправо к берегу моря, а влево – к узкой белой полосе кораллового рифа, окаймлявшего лагуну атолла. На этой полосе порознь и группами росли кокосовые пальмы и в одном месте стояла хижина.

– Мы узнали, где живут полинезийцы, – сказал Кинг, – и, судя по площади полей и огородов, их должно быть немного.

– И живут они не так далеко от наших пещер! – прибавил Генри.

– Лесистая гора, по-видимому, мало привлекательна для них. Они заняты своими огородами, а также рыболовством, судя по большой сети, растянутой между пальмами вблизи той хижины. В лесу гуляют их одичавшие свиньи, одну из которых мы подстрелили вчера. В лес полинезийцы, вероятно, заходят только, чтобы поймать несколько свиней, когда нужно.

– Что же, подойдем к ним, познакомимся? – спросил Генри.

– Подождем лучше. Нас только двое, а их, вероятно, несколько десятков, и как они отнесутся к белокожим гостям – неизвестно. Лучше будет встретиться с одним-двумя местными жителями в лесу, поговорить с ними и убедить, что мы не желаем им зла. Или прийти к ним всем вместе и принести какие-нибудь подарки или вещи в обмен на овощи.

– А на каком языке мы будем объясняться с ними?

– Я немного говорю по-малайски, а кроме того, на островах Тихого океана живет довольно много англичан и американцев, и многие полинезийцы понимают английскую речь.

Понаблюдав еще немного за работой местных жителей и заметив, что часть их направилась к хижинам с корзинами овощей, Кинг и Генри пошли назад. Солнце уже склонялось к горизонту, а через лес нужно было пробраться засветло. Вернувшись к пещерам, они увидели, что антенна готова и провод протянут от нее в одну из пещер, возле которой Керри, Смит и Форс с нетерпением ждали, когда Элиас, возившийся в пещере у радиоприемника, заявит, что слышит вести из Фриско. Кинг присоединился к ним, а Генри, заметив, что огонь погас, а кувшин пуст, побежал за водой к ручью. Форс присоединился к нему, чтобы с высоты скал над заливом убедиться, что у самолета нет никого и все в порядке.

Когда они вернулись, все уже собрались у главной пещеры, костер горел и начались приготовления к ужину – поджаривание все той же свинины на палочках. Смит вскрыл банку сгущенного молока и достал печенье. За ужином Кинг рассказал о наблюдениях с опушки леса и закончил словами:

– Скоро нам придется идти в деревню, чтобы купить ямс вместо хлеба и рыбу или сторговать свинью.

– Зачем же покупать свинью? – удивился Смит. – Ведь свиньи все дикие, и мы можем стрелять их, сколько нам нужно.

– Нет! – заявил Кинг. – Я уверен, что свиньи принадлежат местным жителям, которые развели их, но предоставили им свободу добывать себе корм в лесу. Свинину они едят редко, в праздники, перед которыми ловят свиней в лесу и запирают их в клетках возле хижины для откорма.

– Следовательно, мы вчера подстрелили не дикую, а домашнюю свинью и присвоили чужую собственность, – сказал Керри.

– А что такое ямс и зачем он нужен? – спросил Генри.

– Ямс – растение из однодольных. Оно имеет крупные подземные корни, которые содержат крахмал и употребляются в пищу в печеном или вареном виде. Его разводят в тропических и субтропических странах, где он вполне заменяет картофель, – пояснил Кинг.

Как растут коралловые рифы

Во время ужина Элиас огорчил остальных сообщением, что по радио слышен только шум и шипенье, так что приемник требует переделки. Так как после ужина делать было нечего, а слабый свет огонька затруднял чтение и даже такую работу, как шитье, Смит предложил Генри рассказать, как образуются коралловые рифы и атоллы.

– Крохотные существа полипы, которые сидят в ячейках коралловых построек, – начал Генри, – могут жить только в теплой воде тропических морей; севернее и южнее, в Тихом и Атлантическом океанах кораллов нет. Но и в тропических морях они живут только в чистой воде, а вблизи устьев рек, выносящих ил, они не живут, потому что ил, оседая из воды, засыпает и душит их. Они не выносят и жара солнечных лучей – высыхают. Поэтому коралловые постройки растут только до уровня самого низкого отлива. И, наконец, они не могут жить и на большой глубине моря, куда солнечный свет уже не проникает. Следовательно, коралловые рифы живут и растут только в пределах от уровня самого низкого отлива вверху и до глубины 40 и не более 60 м вниз от этого уровня.

– Но вы не объяснили, что такое полипы, чем они питаются и как строят рифы? – спросил Форс.

– Полипы выделяют из поглощаемой ими морской воды углекислую известь в виде оболочки – панциря вокруг своего тела. Эти панцири сидящих по соседству полипов срастаются друг с другом и образуют сплошную массу известняка рифа, в маленьких ячейках которого и сидят эти полипы. Следующее поколение их создает свои оболочки поверх этой массы, наращивая ее и закрывая постепенно ячейки своих предшественников, которые погибают. Так мало-помалу на склоне берега острова, составляющего дно моря, кольцом растет риф. Питаются полипы мельчайшими организмами, которые содержатся в морской воде и составляют так называемый планктон. Большие рифы созданы многими тысячами поколений полипов, сменявших друг друга, и содержат миллионы полипов, но только на поверхности рифа – живых, а в глубине его – уже отмерших.

Рифы бывают береговые, барьерные и атолловые. Береговые развиваются в чистой воде вдоль берега острова или материка, в стороне от устья рек и тянутся на многие километры. Если море у берега мелкое, риф может быть широкий, разрастаясь в сторону моря иногда на целый километр, до тех пор, пока основание этой постройки не достигнет предельной глубины жизни полипов. Если глубина моря вокруг острова быстро увеличивается, риф будет узкий.

Мы сидим здесь на остатке узкого рифа, всего в каких-нибудь 20 м ширины, потому что склон вулкана довольно крутой и глубина моря здесь быстро увеличивалась, когда вокруг этого острова рос еще риф.

Теперь представим себе, что остров, вокруг которого выросли береговые рифы, начал медленно опускаться. Риф при этом продолжает расти вверх, все время от уровня отлива, но нижняя часть его основания, опускаясь ниже предела жизни полипов, отмирает. Между берегом острова и рифом образуется промежуток, называемый лагуной, и полипы на стороне рифа, обращенной к острову, постепенно отмирают, потому что их уже не омывает постоянно свежая морская вода, приносящая с собой их пищу. Так береговой риф мало-помалу превращается в барьерный, отделенный от берега острова или материка более или менее широкой лагуной. Барьерный риф вокруг острова Новая Каледония имеет около 600 км длины и тянется гораздо дальше северного конца острова, доказывая этим, что прежде и сам остров тянулся дальше на север. Барьерные рифы отстоят от берега на разное расстояние: одни на 2-3 км, другие на 10-20 и до 30 км; глубина лагун обычно от 20 до 60 м.

Местами в лагуну через разрывы в барьерном рифе может проникать свежая вода, и там полипы могут жить и возводить рифы. В таких местах вдоль берега может вырасти опять береговой риф, отделенный от барьерного лагуной. Например, вдоль северо-западного берега Австралии тянется на сотни километров барьерный риф и, кроме того, в отдельных местах имеется и береговой.

Наконец, представим себе, что остров, окруженный барьерным рифом, совсем исчез под уровнем моря при опускании. Но риф остается, потому что он все время растет вверх до уровня отлива; полипы на его нижней части, опустившейся ниже предела их жизни, отмерли, но масса кораллового известняка осталась.

Такой риф имеет вид кольца более или менее неправильной формы, окружающего лагуну, которая получилась над погрузившимся островом. Это и будет атолл странный кольцеобразный остров среди моря, целиком состоящий из известняка, созданного полипами в виде рифа. Таких атоллов в Тихом океане много.

– Почему именно в Тихом океане? – спросил Керри.

– Потому что в этом океане много вулканических островов, каждый из которых дал начало атоллу.

– И потому что, как я слышал, область Тихого океана вообще вулканическая, что связано, как говорят, с медленным опусканием его дна. А это и вызвало рост рифов вокруг островов, – прибавил Кинг.

– Но кораллы ведь образуют только рифы ниже уровня отлива, а не острова выше этого уровня! – заметил Форс.

– Острова уже создаются прибоем, – пояснил Генри. – Волны ломают края рифа, набрасывают его обломки и песок от истирания этого известняка на поверхность рифа. Мало-помалу на каждом рифе образуются сухие площадки, островки, и чем старее риф, тем их больше. А на атоллах они соединяются почти в сплошное кольцо. Течения приносят семена растений, кокосовые орехи, упавшие в море с других островов, прибой выбрасывает их на берег, где из них и вырастают пальмы. Кокосовых пальм потому так много на атоллах, что кокосовые орехи хорошо плавают, скорлупа их очень прочная, а ядро долго сохраняет свою всхожесть. Пальмы же часто растут на берегах и орехи их часто падают в воду и уносятся течениями.

– Что же ты скажешь о нашем острове? – спросил Смит. – Он какой-то особенный – сочетание атолла с вулканической горой.

– Я думаю, он возник так. Сначала на месте атолла был вулканический остров, который опускался, был окружен береговым рифом, превратившимся в барьерный и потом в атолл, когда сам остров исчез. Потом рядом с атоллом и исчезнувшим островом началось подводное извержение и поднялся из моря новый вулканический остров, который долго бездействовал и начал опоясываться береговым рифом, на остатках которого мы сидим. Но затем произошло новое поднятие, и риф очутился на высоте 20-25 м над морем. Конечно, полипы при этом погибли.

– Почему же риф не опоясывает весь остров, а имеется только на северном берегу? На восточном у залива его нет, как мы знаем, – заметил Смит.

– И дальше на запад, куда мы сегодня ходили, риф также исчезает, прибавил Кинг, – и Генри объяснил мне, почему.

– Потому что там он скрыт под лавой, которая излилась из этого вулкана, но уже давно, судя по ее выветрелости, – сказал Генри.

– И в сторону залива также потекла лава? – спросил Керри.

– Да, но во время другого извержения, гораздо более позднего, так как она свежая и заросла лесом гораздо меньше.

– О заливе ты, кажется, также говорил, что он вулканический? – спросил Смит.

– Да, это, по-видимому, остатки маленького паразитического кратера у подножия большого вулкана, составляющего гору нашего острова. Этот большой вулкан, очевидно, потух, лава закупорила его жерло, но подземные силы проснулись опять и прорвались в другом месте. Черные скалы вокруг залива части вала этого маленького кратера; в них лава совсем свежая.

– И это следы самого последнего извержения?

– Вероятно. И мистер Форс, плавая в заливе, обнаружил на его дне небольшую глубину в средней части и большую – вокруг нее. Можно думать, что это была последняя вспышка вулканизма, и лава вырвалась в небольшом количестве изнутри кратера, который занят теперь заливом; может быть, это было подводное извержение.

– Ты говорил, что атоллы и барьерные рифы образуются в связи с опусканием островов Тихого океана. А наш остров сначала опускался, превратился в атолл, а потом опять поднялся и даже действовал на нем вулкан. Это как будто противоречие, – заметил Смит.

– Это объясняет нам поправка Дэвиса к теории Дарвина о коралловых островах, – пояснил Генри. – Дарвин не знал, что имеются острова с поднятыми мертвыми рифами. Их открыли позже, и Дэвис указал, что в Тихом океане не везде происходит опускание дна, но местами наблюдается поднятие. Часть действующих вулканов, а может быть, и все они находятся на поднимающихся островах. Наш остров – пример опускания, сменившегося поднятием.

– Этот огромный океан имеет, очевидно, неустойчивое дно, которое местами опускается, местами поднимается, – заметил Кинг.

– Поэтому он так богат вулканами! – прибавил Керри.

– И землетрясениями, – сказал Смит. – Я хорошо помню сильное землетрясение 1906 г. во Фриско, когда город сильно пострадал, а вдоль берега океана образовалась трещина в сотни километров. Я был тогда в школе, и нас водили посмотреть эту трещину в самом городе и в окрестностях его.

– Берега Южной Америки также часто трясутся, и целые города разрушаются, подтвердил Кинг.

– А с другой стороны океана – Япония, которая славится своими вулканами и землетрясениями, а также Курильские острова и Камчатка тоже с вулканами.

– Завтра следовало бы осмотреть южный берег и склон вулкана, – предложил Кинг. – Мы его еще не знаем. Нет ли там рифа и поселения полинезийцев?

– Что же, пойдем, я охотно присоединюсь к вам, – заявил Форс. – Мне делать нечего, Элиас один справится с починкой радиоприемника.

Встреча с полинезийцами

Ночь в пещерах прошла спокойно. Утром на занавесках одной из пещер нашли несколько прежних обитателей – летучих мышей, которые хотели вернуться в свое жилище, но вынуждены были остаться на его пороге. После завтрака Кинг, Смит, Генри и Форс, захватив ружья, ушли, Элиас остался у радио, а Керри, не склонный к дальним прогулкам, особенно в жаркие часы дня, занялся проверкой своих вычислений широты.

В этот день погода, до сих пор солнечная, со слабым ветром, умерявшим зной, с утра начала меняться. Появились облака, все более разраставшиеся, и обилие влаги в воздухе делало его удушливым.

Четыре путешественника прошли по тропе над скалами у залива, убедились, что самолет стоит на месте и вблизи него никого нет, кроме чаек, которые то кружили над спокойной водой моря, высматривая рыбок, то бродили по песку пляжа или нахально садились на крылья самолета.

Миновав спуск на пляж, путешественники углубились в лес по хорошо протоптанной тропе и вскоре вышли на южный склон горы. Здесь лес поредел и появились признаки кораллового рифа, сначала в виде отдельных выветрелых глыб среди кустов, а затем – в виде такого же невысокого обрыва, как на северном склоне, но более заросшего кустами и деревьями. Генри первый заметил желтоватые глыбы среди зелени и обратил на них внимание спутников. Больших пещер в известняке здесь не было, кое-где попадались только небольшие ниши.

– Мы удачно попали сначала на северный склон горы, где нашли удобное жилье! – заметил Кинг.

Пронзительный визг свиньи прервал его речь. Охотники приготовили ружья и осторожно двинулись вперед. За полосой кустов и деревьев, совсем закрывших часть рифа, они увидели полинезийца, нагнувшегося над барахтавшейся на земле крупной свиньей. Он был почти голый, только короткая юбочка из стеблей и листьев охватывала его бедра. Вытащив из-за пояса этой юбочки какие-то длинные волокна, он быстро обвязал ими морду свиньи, шея которой была придавлена его ногой, затем связал ей передние ноги, а с задних размотал длинный аркан. Это было нечто вроде лассо, которым ковбои Техаса ловят на скаку лошадей и быков. Свернув лассо кольцом, они ловко бросают его на намеченную жертву, лассо охватывает ее ноги, и она падает. [...]

Полинезийцы применяли тот же метод ловли к своим бродячим свиньям, чтобы не поранив их, доставить к хижине и посадить в клетку для откорма. Туземец был так занят увязыванием свиньи, что не заметил охотников, стоявших среди кустов в нескольких шагах от него.

– Пойдем, – шепнул Кинг, – он безоружен, но не убежит от своей добычи.

Подошли осторожно сзади, и Кинг сказал по-малайски:

– Не бойся, храбрый старый воин, мы не враги!

Туземец быстро выпрямился. При виде четырех белых вооруженных людей он приготовился бежать. На его лице отражались страх и изумление. А свинья, почувствовав, что ее уже не держат, начала барахтаться и визжать.

– Не бойся, не бойся, – повторил Кинг, – мы не отнимем твою свинью!

– Ты не япон, нет, не япон? – пробормотал туземец, рассмотревший лица и одежду чужеземцев.

– Не япон, мы эмерикен! – сказал Кинг.

– Эмерикен, зачем здесь, как попал остров? – проговорил туземец, успокаиваясь.

– Прилетели на большой железной птице. Знаешь, птица летит высоко, высоко, потом садится на воду. А из птицы вылезают люди.

– Знаю, знаю! – закивал туземец и показал рукой, как планирует гидроплан перед посадкой на воду. – А где твоя птица?

– Там, птица немного заболела, ей нужно отдохнуть. Отдохнет – и мы полетим дальше.

– Там залив, спокойная вода, хорошо! – догадался туземец. – А куда полетит дальше?

– Эмерика, назад, домой. А сколько людей живет на этом острове? Как он называется?

– Туа-еа! Туа-еа! – ответил туземец и быстро показал подряд семь раз обе растопыренные руки.

– Семьдесят человек, если не врет, – сказал Кинг по-английски и продолжал по-малайски:

– Есть у вас ямс, кокосовые орехи, рыба?

Туземец закивал головой.

– Продайте нам. У нас есть товары.

– Какой товар? Платья есть? – он обвел руками вокруг тела сверху вниз, как бы одеваясь. – Ножи есть? – он поскоблил одним пальцем по другому. – Желтые круглые есть? – он показал на потертую золотую монету, которой оканчивалось его ожерелье из белых раковин и красных кораллов.

– Есть, есть! – подтвердил Кинг. – Завтра принеси ямс, орехи туда, где спокойная вода. Или сегодня позже.

– Сегодня нельзя, большой дождь будет! – ответил туземец и показал пальцем на небо.

Путешественники, занятые туземцем, не обратили внимания на сгущавшиеся тучи, обложившие большую часть неба. Издали слышались раскаты грома.

– Поторопимся назад, скоро будет ливень! – воскликнул Кинг и сказал туземцу, указывая на восток: – Завтра принеси туда утром, к спокойной воде.

Туземец кивнул, схватил свинью за передние и задние ноги, взвалил себе на плечи и почти побежал, быть может, все-таки опасаясь, что чужеземцы отнимут у него добычу. [...]

А к пещерам нужно было торопиться. С востока темной стеной надвигалась грозовая туча, которую то и дело прорезали яркие молнии. Скорым шагом, почти бегом, путешественники пошли назад, но успели добраться только до скал у залива, когда начал накрапывать дождь.

– Укроемся в самолете, – предложил Форс.

Быстро сбежали на пляж и едва успели забраться в кабину, как налетел шквал, предшествующий ливню. Заревел прибой на рифе в устье залива, и так как было время прилива и вода в заливе поднялась, в его пределы ворвались волны и затопили почти всю площадку пляжа. Самолет, облегченный от всего груза, начал всплывать. Если бы в нем не было четверых людей, он, наверное, всплыл бы полностью, ветром и волнами его сдвинуло бы с места и начало бы носить по заливу и при этом могло помять крылья о боковые скалы. Но пока он еще упирался поплавками в песок, а носом фюзеляжа – в скалы. В кабине было жутко. Шум от потоков ливня, бивших по металлу корпуса прямо над их головами, свист ветра и рев прибоя сливались с раскатами грома в неописуемый хаос звуков, не позволявший расслышать даже громкий крик.

В окно кабины видна была только сплошная серая пелена дождя, освещавшаяся молниями, и даже близкие черные скалы едва можно было различить.

Ливень продолжался около получаса, а затем быстро ослабел. Форс приоткрыл люк и выглянул.

– Тучи разрядились, скоро кончится, – сказал он. – А я очень боялся, что самолет всплывет.

– А что случилось бы с ним тогда? – спросил Генри.

– Его могло понести по заливу, опять ударить о скалы или даже перевернуть. А нам было бы очень трудно вылезть из люка под водой и при волнении.

– Не мы ли помешали ему всплыть? – спросил Смит. – Другого груза не было.

– Весьма вероятно. И это нам предостережение. Необходимо укрепить самолет, засыпать поплавки поглубже песком, привязать крылья к скалам.

– А тросы у вас есть?

– Один небольшой, как полагается, имеется. Но можно сплести канат из лиан. И этим нужно заняться, не теряя времени. Иначе мы потеряем единственную возможность улететь с этого острова.

– И сделаемся первыми американскими колонистами! – засмеялся Генри.

– Женимся на полинезийках и будем разводить ямс и свиней! – добавил Кинг.

– Нет, я с этим планом не согласен, – заявил Форс. – Это слишком скучное занятие.

Дождь кончился, последние редкие тучи плыли на запад, роняя отдельные капли. Все вылезли из кабины, потянулись и глубоко вздохнули после долгого сидения в тесноте и духоте. На пляж у самолета волны выбросили мелких рыбок, медуз, пряди водорослей, ракушки. Чайки уже кружились над заливом, выжидая ухода людей, чтобы поживиться дарами моря. Со скал сбегал ручей красно-желтой воды. Поднялись наверх и пошли к пещерам. Везде были видны следы бури оборванные ветром листья и ветки, лужи красной грязной воды и ручейки ее, пересекавшие тропу. Но глубоких свежих рытвин и промоин, созданных ливнем, не было. Почва склона была хорошо скреплена растительностью и сама по себе была тяжелой, богатой глиноземом и железом, представляя собой латерит, получившийся при выветривании базальта в тропическом климате.

Ручей, снабжавший путешественников чистой водой, пришлось перепрыгнуть с разбега, тогда как раньше его перешагивали незаметно. Он вздулся и нес желто-красную грязную воду, при виде которой Смит вскричал:

– Чая к обеду у нас не будет – такую бурду нужно фильтровать, а фильтра нет!

На площадке у пещер также были заметны нанесенные листья, ветки. Но рыхлый коралловый песок и пористая масса рифа уже поглотили воду, которая не успела стечь в море. У пещер застали Керри и Элиаса в хлопотах: они развешивали одежду и марлевые бинты по кустам для просушки, а сами обнажились до пояса.

– Наши пещеры при ливне протекают, – заявил Керри. – Когда начался ливень, с потолка стало сильно капать во многих местах. Пришлось закрыть ящики с инструментами и провизией, подушки и одеяла одеждой, чтобы они не подмокли.

– А вы не попали под дождь? Где вы укрылись? – спросил Элиас.

– Успели добежать до самолета и спрятались в кабине, – ответил Форс.

– Но там было очень душно и такой ужасный шум над самой головой, что мы чуть не оглохли, – прибавил Генри.

– А каковы перспективы насчет обеда? – спросил Смит. – Вода в ручье совершенно грязная, и пить ее нельзя.

– Когда надвинулись тучи и стало ясно, что будет ливень, я успел набрать кувшин и термос чистой воды, – заявил Элиас, – а часть топлива я спрятал в пещеру, и оно мало подмокло.

За обедом рассказали о встрече с местным жителем и о необходимости укрепить самолет. Кроме того, решили насыпать на коралловый известняк над пещерами слой глины и покрыть его широкими листьями, чтобы уменьшить просачивание дождевой воды.

Конец дня и ушел на эти работы – одни копали топором и таскали в хирургических ваннах красную глину; другие нарезали тонкие лианы в лесу и сплели из них два толстых каната, раздобыли также широкие листья банана для укрытия глины над пещерами. Но очистившееся небо не предвещало дождя, и укрепление самолета можно было отложить до утра.

Вести с родины

Утром Форс и Элиас потащили к заливу канаты, а Кинг и Генри – предметы для обмена с туземцами, на приход которых надеялись; взяли разные марлевые бинты, несколько ланцетов и золотых монет, нашлись также моток простых ниток и толстые иголки, которые могли соблазнить островитян. Керри и Смит остались у пещер; их нельзя было оставить без охраны ввиду возможного прихода туземцев по этой части горы. Но Элиас обещал скоро сменить Смита: ему хотелось ближе присмотреться к туземцам.

Вышли вскоре после восхода солнца и довольно скоро укрепили самолет стальным тросом и канатами из лиан, привязав их к кольям, забитым в глубокие трещины базальтовых скал. Форс предложил еще нагрузить в кабины тонны две камня, чтобы самолет не мог всплыть при затоплении всей площади пляжа и чтобы увеличить его устойчивость в случае шторма.

Когда эти работы были закончены, Элиас пошел сменить Смита и заняться снова радиоприемником. Едва он ушел, над обрывом показались пять туземцев с корзинами в руках и за плечами. Они некоторое время стояли наверху, осматривали самолет и переговаривались, оживленно жестикулируя. Кинг крикнул им:

– Спускайтесь, не бойтесь, железная птица привязана!

Потихоньку, шаг за шагом, все еще с недоверием, туземцы спустились на пляж, и тот, с которым познакомились накануне, подошел первым и протянул руку Кингу.

– Вот, мы пришли, эмерикен, и принесли корм для большой птицы.

– И мы принесли вам товар, – ответил Кинг, развертывая широкий марлевый бинт, которым можно было обернуть тело человека с головы до ног.

Все туземцы были нагие, только в коротких юбочках из стеблей и листьев, с ожерельями на шее, браслетами разного рода на руках и ногах и украшениями в виде палочек, просунутых в мочки ушей или торчавших из ноздрей в обе стороны. Двое были молодые, двое – пожилые, а пятый, очень старый, сгорбленный и седой, по-видимому, – предводитель. Он что-то крикнул спутникам, все опустили корзины на землю и начали вынимать из них клубни ямса, какие-то зеленые листья и кокосовые орехи. Старик также поставил свою небольшую корзину, закрытую листьями, на землю, но не показал ее содержимое. Это, очевидно, был самый ценный товар, который хотели предложить позже. Туземцы поочередно пощупали марлю и покачали головами, один из них сказал "япон, япон", и прибавил еще пару слов. Кинг перевел:

– Он говорит, что это японская жидкая ткань.

Начали торговаться. За большой марлевый бинт островитяне предлагали 10 кочнов капусты, или шесть корней ямса, или два кокосовых ореха. Путешественники нашли эти условия приемлемыми и скупили за несколько бинтов все содержимое корзин, кроме той, которую старик не открыл. Теперь он открыл ее и достал двух куриц, связанных ногами друг с другом. Они заклохтали и начали бить крыльями, пока старик держал их в руках головами вниз и расхваливал свой товар.

– Он хочет за кур ножик или желтую монету, – перевел Кинг.

Подошедший в это время Смит вынул из кармана один из ланцетов и протянул его старику, который попробовал его отточенность, полюбовался полировкой, но вернул его со словами:

– Дай такой ножик, только большой! – и показал пальцами длину лезвия сантиметров в 20. Но получив ответ, что больших ножей нет, он удовольствовался ланцетом и узким марлевым бинтом в придачу.

Еще купили за большой бинт четыре корзины, в которых туземцы принесли товар, впрочем, довольно грубо и жидко сплетенные из тонких прутьев. Старик свою корзину не отдал – в нее сложили купленные бинты; старик, завернув ланцет в свою половину бинта, держал его в руке. Затем все, словно сговорившись, побежали, как будто опасаясь, что большая птица отнимет у них покупки. Только поднявшись на обрыв скал над площадкой, они остановились, что-то хором крикнули и скрылись в лесу.

– Они, по-видимому, думают, что мы теперь развяжем нашу птицу и будем кормить ее ямсом и капустой, – пояснил Кинг, – и пожелали ей хорошего аппетита. Они говорили между собой, что вот американцы накормят птицу и улетят на ней. Из разговоров я понял также, что они ненавидят японцев и боятся их. Вероятно, японцы иногда прилетали на остров и забирали у них овощи, требуя пищу для большой птицы.

Нагрузившись корзинами с продуктами, путешественники вернулись к пещерам, где Керри и Элиас встретили их приятным известием, что радиоприемник удалось наладить и что уже слышали военный оркестр из Фриско, а скоро будут передавать последние новости.

Овощи и орехи пришлись кстати, так как остатки полукопченой свинины испортились, и пришлось бы вскрыть банку консервов из скудного запаса. Судьба куриц возбудила разногласия.

– Их нужно сохранить, они могут нести яйца! – предложил Кинг.

Генри присоединился к нему.

– Но у нас ведь имеется яичный порошок, – возразил Смит.

– Из порошка яичница получается плохая, – ответил Кинг. – То ли дело свежее яйцо всмятку! Раз в три дня мы будем иметь их для всех.

– Предполагая, что обе курицы будут нестись каждый день, – заметил Керри.

– А весьма возможно, что туземцы потому и продали их, что они старые и перестали нести яйца! – прибавил Форс.

– И кроме того, чтобы куры долго неслись, необходимо найти петуха, отметил Смит.

Все-таки согласились пощадить пока жизнь обеих куриц и убедиться в их плодовитости, устроив их в одной из свободных пещер.

Кинг занялся очисткой клубней ямса, а Керри резал капусту. Генри сбегал за водой и развел огонь, Форс разбил три кокосовых ореха и вылил из них густой сок, похожий на сливки, который должен был сдобрить кофе, впервые сваренное из запаса провианта. Элиас надел наушники и засел у радиоприемника, чтобы не пропустить последние известия из Фриско. В одной хирургической ванне поставили вариться клубни ямса, в другой – капустный суп с яичным порошком. В ожидании обеда все уселись возле радио, чтобы услышать новости, которые Элиас стенографировал в блокноте. Наконец, он снял наушники и сообщил:

– Последние известия из Фриско, дневная передача. Штаты и Великобритания в состоянии войны с Японией, которая уже высадила десант на Филиппинских островах, обстреливает Гонконг, захватила один из островов на полдороге к Гавайским островам, принадлежащий Англии. У нас полная мобилизация, заводы усиливают выпуск самолетов, орудий, снарядов. Рузвельт заявил, что Соединенные Штаты не сложат оружия, пока дерзость и вероломство Японии не будут наказаны ее безусловной капитуляцией и уничтожением ее военного могущества. Вот и все существенное.

– Очень жаль, что Россия не участвует в войне, – сказал Форс. – Из Владивостока было бы гораздо легче выслать несколько эскадрилий бомбардировщиков на острова Японии и разгромить порты Нагасаки, Хакодате и другие вместе с их флотом.

– Это, конечно, жаль, – заметил Смит. – Без помощи России наша война с Японией затянется; от наших берегов очень далеко до Японии, и в западной части Тихого океана она успеет наделать нам много бед, пока мы отправим туда достаточно крупные силы.

– Но Россия поступила благоразумно, – заявил Кинг. – У нее все силы заняты трудной борьбой с огромной армией Гитлера в Европе, и открывать новый фронт на востоке Азии было бы очень рискованно.

– В ответ на бомбардировку Нагасаки и других портов японцы напали бы на Владивосток и начали бы наступление по всей границе Маньчжурии, – отметил Керри. – Они уже не раз пытались прощупать слабые места на советской границе и совершали, не объявляя войны, без всякого повода, нападения.

– Эта маленькая, но слишком самоуверенная держава – такой же хищник, как Германия и Италия, – продолжал Кинг, – захватила Маньчжурию, чтобы устроить себе большой плацдарм для задуманного завоевания Сибири, четыре года уже завоевывает Китай, забралась в Индокитай и теперь в дополнение ко всему этому напала на нас. Но она подписала свой смертный приговор, подобно тому как Гитлер, напав на Советский Союз, подписал свой. И Россия еще присоединится к нам, когда одолеет Германию. Ей также очень важно избавиться от вероломного соседа на востоке.

– Но как обидно, что мы сидим на этом острове, когда наша страна подверглась большой опасности, – сказал Смит.

– О положении в Пирл-Харборе ничего не сообщалось? – спросил Керри.

– Нет, очевидно, нападение не повторилось, – ответил Элиас.

– О размере убытков и числе жертв, вероятно, не будут сообщать по радио, чтобы японцы не узнали этого, – заявил Кинг.

За обедом, показавшимся очень вкусным по сравнению с прежними трапезами, состоявшими из свинины и чая, продолжался разговор о войне, о неизбежном нападении Японии на американские, английские, вероятно, также голландские и французские колонии в Тихом океане и о вероятном успехе агрессоров в первые месяцы или даже целый год войны. По единогласному мнению собеседников, стремясь быстро захватить такие соблазнительные объекты, как Филиппины, оловянные рудники Малакки, нефть Голландской Индии, никель и кобальт Новой Каледонии, не говоря уже о продуктах сельского хозяйства богатой природы всех этих районов, японский флот не решится на такое рискованное и трудное предприятие, как бомбардировка городов на западном берегу Америки, а тем более на высадку десанта.

– Это кончилось бы полным уничтожением десанта и большей части флота, решившегося на такое нападение, – заметил Керри.

– И воздушного флота, участвующего в этой операции. Японцы могли бы доставить к берегам Штатов не так много самолетов, на которые обрушились бы почти все наши воздушные силы, – добавил Форс.

– Нахальное нападение на Пирл-Харбор удалось только потому, что оно было неожиданным и тайно подготовленным, – заявил Смит. – Кроме того, Гавайские острова вдвое ближе к Японии, чем берег Калифорнии.

После обеда решили никуда в этот день не ходить. Слишком заманчиво было услышать еще вести с родины. Элиас засел с наушниками в пещере, остальные занялись разными домашними делами. Кинг по привычке корреспондента записывал впечатления от разговоров с туземцами утром и накануне. Невольное пребывание на коралловом острове, связанное с разными приключениями, могло дать интересный материал для сообщения, тогда как в Пирл-Харборе ввиду необходимости молчать о результатах нападения делать было бы нечего. Конечно, плыть на крейсере к Филиппинам или лететь с эскадрой самолетов, чтобы бомбить Японию, было бы интереснее. Но делать нечего! Приходится довольствоваться коралловым островом и его населением.

Неожиданные посетители

В ожидании вечерних новостей по радио из Фриско Смит, Керри и Форс прилегли отдохнуть; Генри искал в лесу по соседству подходящий материал для изготовления лука и стрел; Кинг писал свои заметки в тени дерева у пещер.

И вдруг Генри увидел, что на площадку перед пещерами вышли из лесу десять туземцев, вооруженных копьями. Он быстро сбежал вниз и сказал Кингу:

– К нам идут вооруженные туземцы. Что делать? Спрятаться в пещерах и приготовить оружие?

– Не разводите панику! – засмеялся Кинг. – Туземцы, вероятно, идут на охоту. На нас они могли напасть с большим успехом этой ночью или утром: во время торговли с одними, другие могли окружить нас у самолета. Разбуди только потихоньку спящих.

Генри прошел в пещеру, а Кинг остался спокойно ожидать гостей, которые скоро появились у пещер и остановились в нескольких шагах от него. Один, в котором Кинг узнал своего первого знакомого, охотившегося на свинью, подошел и, помахав рукой, сказал:

– Мы думали, эмерикен, что вы уже улетели на большой птице, накормив ее ямсом и орехами!

– Птица еще больная и летать не может, ее нужно будет кормить еще целую неделю. А вы идете на охоту?

– Мы думали, что вы улетели, и пошли караулить к заливу. Там вечером на песок вылезают морские черепахи.

– Мы видели только одну, она вылезла не вечером, а ночью.

– Они боятся большой птицы и поэтому не вылезали. А птица все еще сидит там?

– Там, она привязана к скалам.

– Все равно, черепахи не вылезут, будут бояться!

Остальные островитяне также подошли ближе.

– Садитесь на траву, будьте нашими гостями! – пригласил Кинг.

Он заметил, что двое из посетителей вместо юбочек из стеблей и листьев имели нечто вроде пояса стыдливости, сделанного из узкого марлевого бинта, полученного ими накануне. Туземцы уселись полукругом на траву в двух шагах от Кинга. Старший из них вытащил из кожаного мешочка, привешенного к поясу, короткую деревянную трубку, набил ее табаком из того же мешочка и протянул ее Кингу. Последнему очень хотелось курить, так как их запас табака и сигар кончился уже накануне. Он знал, что у полинезийцев, как и у индейцев Северной Америки, закуренная трубка передается из рук в руки в знак дружелюбия. От акта вежливости нельзя было отказаться. Он взял трубку, достал свою зажигалку, зажег огонь и закурил, после чего передал трубку подавшему ее.

Зажигалка вызвала общее внимание туземцев и вопросы:

– Откуда у тебя огонь? Покажи нам это огниво!

Кинг передал зажигалку вожаку, который взял ее очень осторожно, пощупал колесико, огня не получил и передал ее следующему, а сам взял свое огниво, привешенное к поясу, достал из мешочка кусочек древесного трута, высек огонь, закурил трубку, успевшую погаснуть, затянулся и передал соседу.

Кинг объяснил, что колесико зажигалки является кремнем и от искры загорается фитиль, пропитанный маслом, находящимся внутри этого маленького сосуда.

– Нет ли у тебя еще таких огнив? Продай нам! – попросил вожак.

– А горючее масло у тебя есть?

– Кокосовое масло есть.

– Оно гореть от искры не будет. А таких огнив у нас больше нет, это нужно нам, чтобы разводить огонь. Табак у вас для продажи есть? – прибавил Кинг, которому местный табак понравился.

– Табак мы сами разводим и продать эмерикен можем, – заявил вожак.

– Продайте, у нас больше нет, а мы любим курить. Может быть, продадите и трубки, но только новые, чистые?

– Можно. Женщины делают их. Сколько нужно?

Кинг заказал пять, так как Генри не курил.

– Покажи нам эту вещь! – сказал туземец, указывая на записную книжку, лежавшую на коленях Кинга.

Книжка и вложенный в нее карандаш пошли по рукам островитян, но не вызвали желания иметь подобную вещь. Полинезийцы были неграмотны и, очевидно, никогда не видели бумаги и карандашей. Это дало Кингу повод спросить:

– Вы всегда жили на этом острове или приехали сюда по воде с другого острова?

– Мы живем здесь давно! – вожак задумался и потом показал два раза обе руки с растопыренными пальцами. – Вот столько круговоротов солнца прошло с тех пор. Прежде мы жили на большом острове Сана-ару; жили хорошо, там много людей, имели много земли, ямса, свиней, орехов. Приехали японы на большой лодке с огнем и дымом, отнимали у нас землю, свиней, взамен ничего не давали. Брали себе наших женщин. Мы все терпели. Потом япон сказал нам: вся земля для япон, мы должен работать, сажать ямс, сахарный стебель, пасти свиней – для япон. Отдай япон девять ямс, – он показал пальцами, – себе оставь один. Япон девять свиней, себе одна. Рыбу лови – отдай япон. Совсем худо стало жить. Работай много, голодай много. Праздник больше нет, колоть свиней, кушать, плясать нельзя.

И все больше стало япон, все плыли на больших лодках, всю землю взяли, а нас погнали в лес, работай на япон или умирай. Начали мы думать, как жить дальше. Жить вместе с япон нельзя. И молодые сказали – уедем от япон далеко, найдем другой остров. Но больших лодок у нас было мало, только три. В каждой могли сесть только сорок мужчин, женщин, детей. Припасы взяли – ямс, орехи, свиньи, куры. Выбрали тихую погоду, море спокойно, поплыли на восход, подальше от япон. Пять дней плыли, увидели остров, только небольшой, а там уже живут малай. Приняли только одну лодку, худая стала, дальше плыть опасно. Две лодки плыли дальше еще два дня, увидели остров, этот самый, тоже маленький, и люди уже жили; нас приняли, больше нельзя, сказали, земли мало. Третья лодка дальше поплыла, не знаю, куда доплыла. Сильная буря случилась, могла утонуть.

Живем здесь не совсем хорошо, земли мало, леса много, нет места ямс сажать. Рыбу ловим, черепаху ловим, орех есть, живем спокойно, япон нет.

– Япон сюда не приходил в большой лодке с огнем и дымом? – спросил Кинг.

– Один раз летал большая птица, три япон были, ходили, смотрели, земли мало, остров далеко, плыть долго, не годится. Улетел. Мы тогда первый раз большую птицу видели. Япон взял у нас весь ямс, говорил – не дадите, здесь останемся и еще япон позовем. Ночью птицу кормить надо. Мы дали – уходи скоро. Пять свиней в лесу застрелили – тоже птице мясо нужно.

– А где сидела японская птица? – спросил Кинг.

– На лагуне сидела, на воде плавала, как баклан. А твоя птица земляная, на воде сидеть не может?

– Нет, наша птица тоже водяная. Села ночью на край воды и заболела.

– Долго больна будет? Ямс кормить надо? Весь ямс у нас съест, нам худо будет?

– Не бойтесь, она ямс не ест. Это вас япон обманывал. Птице нужна вода, которая горит. Такая вода у нас есть.

– А почему птица заболела?

– Клюв разбила, в скалу ударилась, когда ночью садилась.

– Лечить надо. У нас старик есть, хорошо лечит, колдун. Он придет, позовите его.

– Нет, такую птицу он лечить не умеет. Мы сами вылечим скоро.

Разговор продолжался еще немного, пока вожак не показал на солнце и не сказал:

– Нам пора, черепаху ловить будем, попробуем, будет бояться вашей птицы или нет.

– Табак завтра принесете? Можно и орехов принести.

– Завтра принесем. Товар у тебя есть еще?

– Товар найдется. Другой раз мы сами придем к вашим хижинам. Можно прийти?

– Приходите, пусть наши женщины, дети посмотрят эмерикен.

Туземцы сделали приветственный жест и удалились по тропе к заливу гуськом друг за другом, как и пришли.

Прочие путешественники, сидевшие в пещере, слышали разговор с островитянами. Вывод из него можно было сделать тот, что недалеко на запад имеется еще один небольшой остров, а значительно подальше – другой большой, но занятый японцами уже давно. Оба они – по-видимому, в пределах достижимости полета на остатках топлива. Известие о наличии табака и обещание принести его обрадовало всех курильщиков.

Вечернее сообщение по радио, записанное Элиасом, гласило, что в Пирл-Харборе спокойно, самолеты туда доставили хирургов, медикаменты, перевязочные средства, что на западный берег Америки японских налетов не было, что мобилизация армии и флота подвигается быстро. Неутешительно было известие, что японцы заняли еще один остров, принадлежащий Штатам, высадили большой десант на Филиппинах, несмотря на сопротивление местных сил, и продолжают осаду Гонконга, а разведочные самолеты их появились у Сингапура.

– Пока мы соберемся с силами и направим флот и авиацию на помощь нашим и английским владениям на западе Тихого океана, японцы успеют многое захватить, – сказал Керри.

– Несомненно, – прибавил Кинг. – Кроме Филиппин, они, вероятно, успеют завладеть островом Ява с его нефтью и Малаккой с ее оловом.

– И нам придется потом вышибать их отовсюду. Но их дерзость обойдется им дорого. Ведь ясно, что они не смогут бороться с соединенными силами Штатов, Британской империи, Китая и, может быть, России.

– Я забыл сообщить, – вставил Элиас, – что Россия пока остается нейтральной в отношении Японии.

– Я предполагал это, как вы помните, уже вчера, – заявил Кинг. – Россия слишком занята на фронте с Германией, и ей сейчас нельзя создавать фронт еще на востоке Азии.

– Все-таки очень жаль, – заметил Керри. – Русские самолеты легко могли бы нанести большой урон самой Японии и отплатить за Пирл-Харбор.

– За это мы сами отплатим со временем, не правда ли, мистер Форс? – сказал Керри.

– Надеюсь на это и очень желал бы поскорее покинуть этот злополучный остров, чтобы принять участие в полете на Японию.

Нет худа без добра

Так прошли недели две, в течение которых островитяне не раз приходили к пещерам и приносили ямс, капусту и орехи в обмен на марлю; запасы сухарей, печенья и консервов у путешественников сильно сократились, так что ямс, капуста и орехи играли все большую роль в их питании. У туземцев оказались даже ананасы, которые они разводили в небольшом количестве и потому ценили дорого. Наши робинзоны также несколько раз ходили к их хижинам и познакомились с условиями жизни полинезийцев, с их семьями. Для детей у Кинга всегда оказывались в кармане конфеты, которые он раздавал, но не очень щедро, ввиду ограниченности запаса. Мало-помалу почти весь запас широких марлевых бинтов перешел к туземцам, и все они, мужчины и женщины, носили юбочки уже не из стеблей и листьев, а из марли, на которой местные художники нанесли простыми красками разные узоры в виде кругов, прямых и ломаных линий, точек и звезд. Золотые доллары украсили не одно ожерелье на шее молодых полинезиек.

Отношения все время были дружелюбные. Туземцы убедились, что американцы их не обижают, не отнимают у них продукты, не заставляют работать на себя, как японцы, а дают в обмен на продукты питания полезные предметы или украшения. Но свиней они не соглашались продать, в лесу их было мало, и они берегли их для большого осеннего праздника, который, по их обычаям, обязательно требовал свинины в разных видах. Поэтому стол робинзонов был преимущественно вегетарианский с небольшой добавкой мясных консервов или мяса кролика, когда Генри, выменявшему у местных жителей лук и стрелы, удавалось подстрелить его в лесу.

Радио передавало вести о дальнейших успехах японцев на Филиппинах, об их высадке на Яве, Суматре, Борнео и Целебесе, об осаде Сингапура, о занятии нескольких островов, принадлежавших европейцам. Эти известия огорчали робинзонов, которые негодовали на медленность перебрасывания сил союзников в Тихий океан. Эта медлительность и позволяла японцам захватывать без больших потерь чужие территории. Пирл-Харбор все еще не был отомщен.

Жизнь на острове начала сильно тяготить робинзонов. Летчики починяли моторы и управление, выправили вмятости носа самолета, но главные аэронавигационные приборы починить не удалось, как не удалось и сконструировать радиопередатчик, чтобы вызвать помощь и сообщить о своем местопребывании.

В самом конце декабря, около полудня, к пещерам прибежали два туземца, очень встревоженные, и рассказали:

– Япон опять прилетел на большой птице. Птица села на лагуну. Пять япон с громовыми палками (так полинезийцы называли ружья) пришли к нам. Вот мы опять прилетели сюда, говорят. Этот остров будет наш. У япон большая война с эмерикен и здесь будет наша военная станция. Ходили, смотрели наши поля, велели показать дорогу на вершину горы. Тут, сказали, надо деревья рубить, высокую хижину поставить, кругом смотреть – летит птица эмерикен, плывет большая лодка эмерикен.

Это известие, конечно, очень встревожило робинзонов. Японцы, очевидно, намеревались устроить на острове базу для контроля путей сообщения из Австралии в Южную Америку для нападения на американские корабли и самолеты, направляющиеся к Зондским островам, Новой Гвинее, Австралии.

– Ты не сказал япон, что на острове живут эмерикен? – спросил Кинг.

– Нет, не сказал. Хотел сказать, что остров уже заняли эмерикен, прилетели на большой птице. Потом подумал – большая война япон и эмерикен. Нужно сначала спросить эмерикен, что делать.

– Очень хорошо, что не сказал.

– Ты и твои люди теперь будете воевать с япон. У тебя есть громовая палка, иди убей япон!

– Подожди, мы все подумаем, как лучше сделать.

Форс сразу высказался за уничтожение японцев.

– Их самолет дает нам неожиданную возможность покинуть остров и вернуться на родину, чтобы принять участие в войне с ними, – заявил он.

– Я того же мнения! – сказал Элиас.

– Я бы предложил воздержаться от этого, – сказал Смит.

– И мне это кажется неприемлемым, – заявил Кинг.

– Я присоединяюсь к вам! – прибавил Керри. – Но японцам нужно помешать устроить здесь базу для наблюдения и нападений на наши самолеты и корабли, а нам необходим самолет. Нужно лишить их свободы.

– Связать и запереть их в какой-нибудь хижине! – предложил Генри.

– В этом все затруднение! – продолжал Кинг. – На острове нет прочных зданий, которые могли бы служить тюрьмой.

– Можно держать их связанными в одной из наших пещер, – сказал Генри.

– И караулить их день и ночь, снабжать пищей и водой! – воскликнул Смит. Но в таком случае мы улететь не можем и превратимся в тюремщиков – благодарю покорно за эту перспективу!

– Может быть островитяне согласятся запереть их в одной из хижин и караулить? – предложил Керри.

– Спросим их, хотя в успехе я сомневаюсь, – сказал Кинг. Он начал объяснять туземцам, что эмерикен предлагают обезоружить японцев и запереть в одной из хижин как пленников.

– Наша птица все еще больна и улететь не может, – объяснил он, – мы возьмем их птицу, улетим в Америку и оттуда пришлем другую птицу, чтобы увезти япон и избавить вас от них.

– Так возьмите их теперь с собой, – очень логично предложил островитянин.

– На такой птице десять человек не могут лететь, слишком тяжело, – ответил Кинг. – Нужна очень большая птица.

Туземцы, видимо, были смущены предложением взять японцев в плен и заявили, что это нужно обсудить на большом совете всего селения. Они поднялись и уже отошли, когда Кинг догнал их и сказал еще что-то. В ответ они несколько раз подняли правые руки, сжатые в кулак, и удалились бегом.

– Что вы сказали им в напутствие? – спросил Смит.

– Я посоветовал им подождать, пока японцы не начнут обижать их, отнимать ямс, орехи, обижать женщин, и тогда наброситься на них сразу, связать и посадить в хижину под караул.

Путешественники провели этот день в большом беспокойстве. Они боялись разлучаться и отходить далеко от пещер, так как японцы, продолжая осмотр острова, могли встретиться с ними, узнать американцев и попытаться взять их в плен или даже пристрелить.

Но японцы не пожаловали, туземцы также не пришли сообщить о решении большого совета. На всякий случай ружья были заряжены и положены под рукой, а вход в главную пещеру был загорожен глыбами камня, между которыми оставлены бойницы.

Солнце уже садилось, когда со стороны поселка послышался грохот большого барабана, громкие крики и потом два выстрела один за другим. Очевидно, произошло какое-то столкновение местных жителей с японцами. Барабан продолжал еще некоторое время грохотать, но с перерывами, а по временам слышались крики. Чем кончилось столкновение, трудно было решить. Схватили ли японцев или последние успели добежать до своего самолета и укрыться в нем или даже улететь, или они были обезоружены или даже убиты после короткой борьбы с туземцами, которые, конечно, могли одолеть их своим числом, несмотря на отсутствие у них огнестрельного оружия?

Наступила ночь, а туземцы не появлялись. Ночь прошла тревожно, так как можно было опасаться, что все японцы или хотя бы часть их успели скрыться в лесу и ночью выйдут оттуда на разведку. Ночь была лунная, и площадка у пещер хорошо освещена. Все собрались в одну пещеру и по очереди караулили у входа. Но ничто не нарушало ночную тишину. Грохот барабана и крики после полуночи не повторялись.

Вскоре после восхода солнца явились те же два туземца. После приветствия и обмена закуренной трубкой они рассказали:

– Большой совет обсудил твои слова, чтобы отнять у япон громовые палки, связать их, посадить в хижине, караулить, пока ты не прилетишь с большой птицей увезти их. Большой совет решил: хорошо, сделаем это ночью, когда япон будут спать, чтобы они не могли убить наших воинов. Затем япон, связанных в хижине, будем караулить, кормить, а если долго не прилетишь взять их – повезем на лодке далеко, бросим море, акулам кушать. Но ты сказал еще когда мы уходили – если япон начнет нас обижать, отнимать пищу, брать наших женщин – не бояться, всем воинам собраться, вязать их сейчас.

Вечером пять япон опять пришел, говорит: давай нам ямс, орехи, вино. Выгнали одну семью из хижины, стали пировать, принесли себе свое вино. Потом пьяные вышли, стали хватать наших женщин, тащить хижину. Мы уже собрали всех воинов с копьями, стрелами, дубинами и когда япон начал тащить женщин – воины схватили их. Один япон вырвался, убежал хижину, два раза пустил огонь громовой палки, двух людей сильно ранил. Его воины копьями, дубиной кончили.

– А четыре других япон связаны и лежат под караулом? – спросил Кинг.

Туземцы замялись, а потом сказали:

– Большой совет опять собрали, думали, долго думали, решили. Прилетит опять япон, две-три птицы, худо будет, своих освободит, наших возьмет, свяжет, убивать будет. Лучше сразу кончать этих япон, бросить море, никто не знает, следа нет, птицу эмерикен возьмут, улетят. Япон прилетит – ничего не узнает, никто не был.

– И что же вы сделали? – спросил Кинг.

Все слушатели насторожились.

– Ночью взяли четыре япон, лодку положили, повезли далеко море, бросили, акула кушала.

Кинг перевел своим спутникам это неожиданное решение островитян, которое как нельзя лучше устраивало их. А туземцам он сказал:

– Если япон опять прилетят, будут спрашивать, где птица, где пять япон, куда их спрятали, говорите: пять япон были здесь и были шесть эмерикен, тоже птицей прилетели. Эмерикен – япон война, эмерикен япон застрелили, в море бросили, птицу взяли, улетели, свою птицу больную оставили, вот посмотрите. Мы тут не виноваты, эмерикен сделали.

Туземцы очень обрадовались этому предложению, снимавшему с них всякую ответственность перед японцами в случае нового появления их на острове. Они побежали сообщить об этом своему большому совету.

Столь же рады были и путешественники, которые неожиданно получили возможность очень скоро покинуть остров на японском самолете. Нужно было выяснить состояние этого самолета, определить запас горючего на нем и по возможности изменить его внешность, уничтожить японские опознавательные знаки, заменив их американскими. Все это нужно было сделать как можно скорее, так как мог прилететь новый японский самолет в подкрепление к первому.

Приготовления к вылету

Керри, Кинг, Форс и Элиас немедленно отправились через поселок полинезийцев к лагуне. К ним присоединилось почти все население, желавшее ближе разглядеть большую японскую птицу. Мужчины были еще в военном наряде, в который они облачились накануне, перед столкновением с японцами. Их грудь и лица были покрыты полосами и пятнами красной краски, придававшими им свирепый вид. Волосы, обычно висевшие в беспорядке вокруг головы, были связаны на темени пучком, украшенным красными перьями попугаев, а к копьям привязаны красные кожаные ленты. За двадцать лет их жизни на этом острове более молодым туземцам еще не приходилось принимать участие в боях с каким-нибудь неприятелем, и только немногие пожилые и старые помнили о столкновениях с другими племенами и с японцами на большом острове, с которого они приплыли. Военным нарядом они украшали себя здесь только на некоторых празднествах, во время которых большую роль играли пляски с копьями и шуточные нападения друг на друга. Короткая свалка с японцами возбудила в них воинственные инстинкты, и им не хотелось так скоро расстаться с военным нарядом. Некоторые, может быть, думали, что представится возможность схватиться по какому-либо поводу и с американцами.

В селении главный вождь, очень древний старик, обратился к Кингу со следующими словами: ты обещал двум нашим воинам, что если япон еще раз прилетят на наш остров, мы можем сказать им, что тех пять япон убили эмерикен, чтобы отнять у них большую птицу и самим улететь на ней домой. Повтори эти слова всем воинам, чтобы никто не сомневался. Если бы япон узнал, что наши воины убили тех пять и отдали птицу вам – они убьют нас всех без пощады. Кинг, конечно, подтвердил перед всеми воинами сказанное. Это вызвало крики одобрения. Он прибавил еще, что американцы оставят на острове свою больную птицу, которую туземцы смогут показать японцам в доказательство своих слов.

Это еще больше усилило радость островитян, которые сразу поняли, что оставленная американцами птица вполне оправдывала их и отклоняла от них всякое подозрение. Туземцы, окружившие путешественников возле поселка, теперь расступились и пропустили их к лагуне.

Эта лагуна доходила до западного подножия вулканической горы острова. Было ясно, что на последнем не было места для устройства сухопутного аэродрома и что японцы могли устроить здесь только базу для гидросамолетов. Кольцо рифа, окружавшее лагуну, было очень узкое, покатое и к лагуне, и к океану и заросшее одиночными пальмами и небольшими группами их. В ближней части лагуны на ее спокойной воде стоял японский двухмоторный гидросамолет, привязанный тросом к пальмам. С берега на поплавок была перекинута доска, а из открытого люка кабины свешивалась веревочная лестница. Форс и Элиас забрались по ней в кабину, Кинг и Керри остались на берегу среди островитян, которые с интересом следили за действиями чужеземцев.

Кинг воспользовался случаем, чтобы по возможности понятно разъяснить полинезийцам, что самолет – не живая птица, которой они считали его, а машина, внутри которой разводят огонь из горючей воды, вызывающий движение птицы. Пришлось повторить это несколько раз и отвечать на самые курьезные вопросы, так как полинезийцы вообще не имели понятия о машинах, а молодые даже никогда не видели ни колесных экипажей, ни таких крупных животных, как лошадь или корова. Только пожилые смутно помнили со времени жизни на большом острове легковой и грузовой автомобиль, привезенные японцами, видели большую лодку с трубой, из которой шел густой дым и которая двигалась без весел и гребцов. Маленький коралловый остров, затерянный в Тихом океане в стороне от главных линий судоходства и не содержавший никаких богатств, заманчивых для хищных торговцев разных наций, давно уже не посещался кораблями европейцев и американцев.

Через некоторое время Форс высунулся из кабины самолета и сообщил:

– Все в порядке! Я боялся, что у японцев на циферблатах приборов будут не буквы, а иероглифы, а ручки рулей и кнопки будут расположены иначе, чем у нас. Но оказалось, что почти все так же, как у нас, и самолет, вероятно, построен в Англии. В баках горючего много. Я хотел бы испробовать моторы. Нужно бы притянуть самолет к берегу, чтобы можно было повертеть пропеллеры, пока я буду пускать моторы.

Кинг попросил туземцев подтянуть поплавки к берегу, для чего нужно было сделать несколько шагов по мелкой воде лагуны; это, конечно, нетрудно было островитянам, не носившим ни обуви, ни брюк. Эта просьба сначала встретила молчаливое сопротивление – все боялись прикоснуться к птице. Только после разговоров и обещания, что птица не клюнет тех, кто прикоснется к ней, два молодых туземца побрели к поплавкам, несколько раз с опаской трогали их и только убедившись, что птица не подает признаков жизни, они осмелели и погнали поплавки к берегу лагуны. Форс из кабины следил за ними, а Элиас заводил моторы.

Когда нос самолета очутился над берегом лагуны и Кинг и Генри стали крутить пропеллеры, – туземцы отскочили и, глядя на действия американца, выражали свое беспокойство тревожными возгласами.

Но вот моторы застучали, и поплавки стали отодвигаться от берега.

– Птица запела, птица запела! – послышались крики зрителей. – Птица плывет!

Подлавки тронулись в сторону лагуны, самолет помчался, ускоряя свое движение, отделился от воды и полетел.

– Птица взлетела, птица летит! – кричали островитяне и захлопали в ладоши, словно подгоняя самолет.

Поднявшись к другому концу лагуны метров на сто над водой, Форс сделал разворот и, поднимаясь выше, описал несколько кругов над лагуной, потом облетел вокруг всего острова на высоте вершины горы, появился с другой стороны и, планируя, опустился, плавно сел на воду и подрулил к месту старта.

Во время полета туземцы кричали, смеялись. Особенно бесновались мальчишки, которые сначала прятались вместе с женщинами в хижинах, пока шли переговоры с чужеземцами, но постепенно осмелели. К концу полета все местное население острова, около двухсот человек, столпилось на берегу лагуны и громкими криками приветствовало возвращение птицы.

После остановки Форс высунулся из люка и доложил:

– Все в порядке, моторы в исправности, рулевое управление также, самолет нового выпуска и, конечно, не японского, а английского производства. Бросьте опять доску к люку кабины, мы выйдем.

Кинг выполнил это, летчики вылезли и прошли на берег. Островитяне разглядывали их с уважением.

– Эмерикен, вы сейчас все улетите на птице япон? – спросил туземец, чаще всего разговаривавший с Кингом и научившийся понимать его недостаточно правильную малайскую речь.

– Нет, мы пробудем еще день или два. Птицу нужно немного починить и принести наши вещи из пещер, где остались еще два американца.

– Я осмотрел баки и указатели горючего; запас его не так велик, километров на тысячу. Нужно будет забрать все наши остатки, и все-таки ни в Пирл-Харбор, ни тем более во Фриско мы с этим запасом полететь не можем.

– Вечером обсудим, куда нам лететь! – заявил Керри.

Самолет пришвартовали к пальме и отправились к хижинам. Кинг сообщил туземцам, что американцы оставят им весь запас своих товаров, если они помогут спрятать больную птицу так, чтобы японцы с высоты не могли заметить ее на берегу залива и захватить. Туземцы обещали прийти на следующий день к заливу с топорами.

Вернувшись к пещерам, путешественники сообщили Смиту об испытании самолета и близком освобождении из неожиданного плена. Нужно было немедленно начать переносить горючее из своего самолета к японскому, что было не так легко: посуды было мало – кувшин, в котором варили чай, термос и медицинские ванночки для кипячения инструментов, которые имели крышки, что позволяло носить в них бензин, не опасаясь случайной вспышки; кроме того, три освободившиеся бутылки из-под вина. У местных жителей подходящей посуды также не было: ямс они пекли в золе или варили в плоских чугунных котлах без крышек, привезенных еще с большого острова и представлявших для них большую ценность. Воду к хижинам они носили в самодельных, очень грубых и тяжелых горшках без глазури, которые, конечно, впитали бы в себя бензин и были бы испорчены для воды.

Захватив наличную посуду, пятеро отправились к заливу за горючим. Генри остался у пещер. Он был очень огорчен перспективой близкого отъезда. Жизнь на острове с ее небольшими приключениями ему очень нравилась. Он чувствовал себя здесь равноправным членом общества робинзонов, доставлял воду и топливо, охотился усердно и довольно удачно за кроликами и попугаями, бегал к туземцам, учился говорить на их языке, даже подружился с несколькими подростками, которых учил считать и писать, удивляя их умением рисовать птиц, людей, свиней, хижины и деревья, ходил с ними в лес на охоту и узнавал местные названия животных и растений. А во Фриско его ожидали привычные и скучные условия домашней и школьной жизни.

Взрослые скоро вернулись домой с посудой, наполненной бензином, и Генри сменил Керри, который по своей тучности не мог много ходить и остался у пещер. Отнесли горючее к японскому самолету и проделали это путешествие до вечера несколько раз, в результате чего один из двух баков американского самолета был освобожден. Для обеда сделали перерыв, но чай, сваренный в кувшине, в котором носили бензин, конечно, имел неприятный запах, несмотря на полоскание.

На следующее утро к пещерам пришли 15 туземцев с топорами. Кинг и Генри отправились с ними к заливу. Решили прикрыть свой самолет сверху стеблями лиан и пучками кустов так густо, чтобы с высоты нельзя было рассмотреть, что это такое. Пока островитяне рубили ветки и кусты, робинзоны начали опять переносить бензин из второго бака, который к обеду был очищен. Только после этого можно было начать маскировку. Чтобы зелень не снесло порывами ветра, ее приходилось еще прижимать камнями. Этой работой руководили Форс и Элиас, а остальные в пещерах начали сортировать имущество. Медикаменты и хирургические инструменты, за исключением хинина, слабительного и ланцетов, туземцам не были нужны. Везти их с собой не имело смысла. Поэтому решили их оставить в одной из пещер, заложив вход в нее глыбами камня, чтобы увезти, если удастся вернуться за самолетом. С собой брали, кроме личных вещей, только чай, сахар, остаток консервов. Все марлевые бинты, банки от консервов и химикалии, пустые бутылки, тюки ваты должны были пойти туземцам. Пожилые женщины, прибывшие с большого острова, умели сучить из ваты нитки и изготовлять ткани. На коралловом острове материала для этого не было, и женщины обрадовались, когда Кинг принес им как-то пучок ваты и спросил, знают ли они, что это такое и что можно из нее сделать.

За этими занятиями день кончился, и путешественники, поужинав, намеревались провести последнюю ночь на острове. Но нужно было еще решить, куда лететь на японском самолете с ограниченным запасом горючего. Развернули карту Тихого океана, найденную на самолете, и стали прикидывать расстояния и выяснять возможность полета. Выходило, что на восток до берегов Южной Америки лететь нельзя – до них было 5000-6000 км, до Гавайских островов на севере около 4000. Приходилось лететь на запад, юго– или северо-запад. На западо-юго-западе лежала Австралия, самый близкий материк и английская колония, так что на помощь можно было смело надеяться, но расстояние почти в 3000 км не позволяло думать о ней. Новая Гвинея отстояла немного дальше, а о Филиппинах, ближайшей стране, подчиненной Штатам, и думать было нечего. Но на пути к Австралии находился большой остров Новая Каледония, принадлежавший Франции; до него было 1600-1700 км, т.е. он был достижим, и можно было надеяться, что там дадут хотя бы горючее, чтобы лететь дальше. Таким образом, пришлось остановиться на этом варианте полета.

– А что если Новая Каледония уже занята японцами с разрешения Германии или без него? – спросил Смит.

– Нас, конечно, арестуют как американцев и до конца войны мы будем в плену у японцев, что совершенно неприемлемо для нас, – заметил Керри.

– Ради этого улетать отсюда не стоит! – прибавил Генри.

– Тем более, что мы прилетим на японском самолете. Это, конечно, сразу возбудит подозрения, и очень сильные, – заявил Кинг.

– Очевидно, нужно заменить на самолете японские опознавательные знаки другими, – предложил Смит, – но какими?

– Всего лучше русскими, – воскликнул Форс. – Россия с Японией не воюет, и, даже попав к японцам, мы сможем сговориться с ними, купить горючее для полета дальше, выдав себя за русских.

– Не зная ни слова по-русски! – воскликнул Смит.

– Трудно думать, что на Новой Каледонии окажутся японцы, знающие русский язык, – заявил Керри. – На берегах и островах Тихого океана международный язык английский. А кроме того, я немного говорю по-русски, ведь я был несколько лет военно-морским агентом Соединенных Штатов во Владивостоке.

– Вот это хорошо! Следовательно, наша ближайшая задача – заменить на крыльях самолета японские знаки советскими пятиконечными звездами, – заключил Смит.

– И переделать номер самолета! – прибавил Форс.

– А откуда мы возьмем красную краску для звезд? – спросил Керри.

– Вы заметили, как раскрасили себе лица и тело полинезийцы, собираясь бороться с японцами? – спросил Кинг. – У них красная краска наверно найдется.

– С этого и начнем завтра с утра. Но я боюсь, что мы не успеем сделать все за один день и придется ночевать еще раз в нашей пещере.

Снова японцы

Утром наскоро сделали из копры, т.е. волокон оболочки кокосовых орехов, несколько кистей для красок и впятером отправились к лагуне, оставив Керри у пещер. В поселке их ждало небольшое разочарование – туземцы израсходовали свой небольшой запас краски на военную размалевку тела и лица, но охотно согласились показать место, где ее добывали. Оно оказалось довольно высоко, на склоне горы в лесу. Под буро-красной латеритовой почвой, покрывавшей базальтовую лаву вулкана, в выветрелом базальте были трещины, заполненные грубой красной глиной. Для получения хорошей краски местные жители эту глину сушили, растирали, а затем отмучивали из нее более тонкие глинисто-охристые частицы. Но это была довольно длительная операция, и путешественники решили удовольствоваться той глиной, которую накопали из трещины и которая должна была дать не суриково-красный цвет, а скорее вишнево-красный. Пришлось только просеивать эту краску через марлю, чтобы отделить гравий и грубые песчинки, а также бобовины окислов железа. Масло довольно плохого качества из семян какого-то бобового растения у туземцев нашлось, а для растирания краски они предоставили свои грубые глиняные тарелки.

Неопытные маляры, среди которых наибольшим усердием отличился Генри, провозились с добычей, переноской, просеиванием и растиранием краски с помощью островитян до полудня. Форс и Элиас были заняты все это время соскабливанием японских опознавательных знаков на нижней стороне крыльев самолета, для чего пришлось подтянуть его к самому берегу и работать на косогоре, лежа на спине под крылом. Перед полуднем надвинулись тучи и прошел сильный дождь, прервавший работы; пришлось отсиживаться в кабинах.

Обедать к пещерам не пошли, а разделили скромную трапезу полинезийцев, состоявшую из вареного ямса без соли, сдобренного молоком кокосовых орехов. После обеда двое продолжали скоблить, двое растирать краски, а Генри побежал к пещерам, чтобы принести линейку с делениями и карандаши, необходимые, чтобы сначала правильно вычертить фигуры звезд на крыльях.

У пещер он с изумлением увидел Керри, беседующего с двумя японцами в военной форме. Они говорили, видимо, по-русски, и Генри ничего не понимал. Он зашел в пещеру и не знал, что предпринять – бежать ли назад, чтобы сообщить остальным о неожиданных гостях, или остаться, чтобы помочь Керри, если японцы затеют с ним драку. Но скоро Керри, обернувшись к нему, сказал по-английски:

– Не беспокойся и оставайся здесь.

Вскоре японцы, вежливо попрощавшись с Керри, ушли. Генри, выглянув из пещеры, заметил, что они пошли по направлению к заливу. Керри рассказал ему следующее.

Японцы прилетели с островов Самоа на разведку. Они снизились с другой стороны горы, сели на залив и отправились через лес на разведку. Возле пещер они увидели Керри. Последний, к счастью, был не в военной форме, а сидел, обнажившись до пояса, и чинил свою рубашку. Японцы подошли и заговорили по-японски, он показал, что не понимает. Тогда один японец спросил его по-русски, это подало ему мысль выдать себя за русского, живущего временно на острове. Этот японец даже вспомнил, что, будучи мальчиком, видел его во Владивостоке на русском крейсере. Поговорили об этом городе, который Керри знал хорошо. Потом Керри рассказал, что вчера на остров прилетало пять американских самолетов, высадили десант, хотят строить на острове наблюдательную базу на путях из Австралии в США. Четыре самолета сегодня улетели, один остался, чинят моторы. Этот рассказ очень встревожил японцев, и они решили поскорее улететь, пока их не обнаружили.

Генри, выслушав этот рассказ, побежал к скалам над заливом и успел еще увидеть, что японский самолет, скользнув по воде, поднялся и улетел на север. Он был одномоторный, небольшой, почему и сел свободно на залив.

Вернувшись к пещерам, Генри спросил Керри:

– Неужели японские летчики не заметили наш самолет?

– Конечно, заметили! – ответил Керри. – Самолет замаскирован только сверху, чтобы его не видно было с воздуха. Сбоку его очень трудно замаскировать, нужно вырубить целую рощу, чтобы закрыть его со стороны залива.

– Они сказали вам, что видели самолет?

– Сказали и спросили, чей он. Я сказал, что самолет прилетел из США и потерпел аварию при посадке. Летчики улетели с американскими самолетами, а часть осталась караулить этот самолет.

– И они поверили?

– По крайней мере, не оспаривали мои слова. А я еще не спросил тебя, почему ты прибежал с лагуны. Как там идут работы?

– Я прибежал за линейкой и карандашом, чтобы рисовать звезды на крыльях. Мы до сих пор были заняты добычей и приготовлением красной краски.

– Очевидно, сегодня еще не вылетим?

– Едва ли успеем закрасить звезды до вечера. А краска должна еще высохнуть.

– Ну, беги туда, расскажи о японцах. Нам необходимо вылетать завтра. Японцы могут опять прилететь для проверки или случайно и задержать нас.

Генри побежал к лагуне, где его уже ждали с нетерпением. Его рассказ о прилете японцев придал больше энергии малярам. Генри быстро нанес контуры первой звезды и перешел ко второй, Форс на память указал их размеры. Потом все четверо взялись за кисти и начали красить. К вечеру звезды были закрашены, хотя идеально точными по форме и цвету назвать их было нельзя. Черной краской, которая нашлась у туземцев, на корпус самолета были нанесены буквы "СССР", хотя Форс не был уверен, что они поставлены точно на том месте, на котором они должны стоять.

Солнце заходило, когда маляры кончили работу, и ночь уже наступила, когда все пришли к пещерам, где Керри уже позаботился о чае и ужине.

Форс принес с собой вещи японских летчиков, которые нашел в кабине самолета: летные очки, перчатки, газеты и книжки на японском языке и остатки провианта – недопитую бутылку водки, рисовые лепешки и сушеную рыбу. Все это решили оставить в одной из пещер, чтобы жители острова в случае надобности могли сказать, что вещи принесены американцами, убившими японских летчиков.

Вечером окончательно отобрали вещи, которые собирались взять с собой, и пересмотрели все, оставляемое на острове.

Неожиданная помощь

Утром, пока кипятили чай, Элиас слушал радиопередачу из Фриско, в которой сообщалось о занятии японцами еще одного острова, принадлежащего Штатам. Он намеревался уже начать разборку антенны, чтобы она не осталась японцам в случае их прилета на остров, как услышал продолжение передачи: "Мы уже несколько раз сообщали, что один из наших самолетов, отправленных 7 декабря в Пирл-Харбор, не прибыл туда. По всей вероятности, он попал в зону сильнейшего циклона, двигавшегося вечером этого дня из Аляски, и был унесен далеко на юг и, может быть, сделал вынужденную посадку на одном из островов Тихого океана. До сих пор от его пассажиров не получено никаких известий, что можно объяснить порчей радиоприборов при посадке. Поэтому на поиски его были посланы два самолета, последовательно осматривающие все острова, не захваченные японцами. Пока поиски не дали еще никаких результатов, но они продолжаются".

Выслушав это, Элиас выскочил из радиопещеры и передал остальным это неожиданное и такое важное для них известие. Все сначала задумались, взволнованные сообщением, которое могло резко изменить их намерения.

Смит первым предложил следующее:

– Нам теперь необходимо обдумать и решить: лететь ли на японском самолете с небольшим запасом горючего и риском попасть на остров, уже занятый японцами, или подождать прилета посланной помощи.

– Странно, что мы в первый раз узнаем об этих поисках, – сказал Кинг. Неужели мистер Элиас прозевал предыдущие сообщения?

– Я думаю, что причиной этого является наше положение к западу от Фриско, – сказал Элиас. – Мы ведь живем на два с половиной часа позже, чем люди на берегу США. Первая утренняя передача во Фриско бывает в семь часов утра, а на нашем острове в это время – половина пятого ночи, и мы, конечно, спим. А в этой передаче, вероятно, и сообщалось, что самолет в Пирл-Харбор не прибыл, что организованы поиски, что новых сведений о пропавших за прошлые сутки не поступило.

– Пожалуй, что так, – заметил Кинг. – Но что нам делать теперь – лететь или ждать?

– Начнем опрос мнений с младшего, как полагается, чтобы высказывались свободнее, – предложил Смит. – Ну, Генри, что скажешь?

– Я бы полетел на японском самолете, – заявил Генри. – Все уже приготовлено, даже советские звезды и буквы.

– Ну, конечно, – засмеялся Смит, – ты ведь авантюрист, судя по твоему присутствию на этом острове.

– Хотя я не претендую на титул авантюриста, – сказал Элиас, – но тоже высказываюсь за полет на запад. Сидеть на этом острове с наушниками с утра до вечера в пещере, чтобы ловить передачи, ужасно скучно.

– Я предложил бы все-таки подождать дня два с решением этого вопроса, предложил Форс. – Может быть, по радио узнаем еще что-нибудь. Самолет не улетит без нас.

– Хотя мне как газетному корреспонденту, – заявил Кинг, – было бы гораздо интереснее продолжать наше путешествие на запад на японском самолете, перекрашенном в советский, и выдавая себя за русских, но я высказываюсь за то, чтобы ждать ищущих нас американских разведчиков. Это благоразумнее.

– Я безусловно согласен с вами в этом отношении, – сказал Керри.

– И я, конечно, также, – закончил Смит. – Итак, большинством голосов вопрос решен. Будем ждать. Нас ищут уже две недели, если не больше, и самолеты-разведчики должны быть уже недалеко, где-нибудь на ближайших к северу островах. Но японский самолет пусть остается готовым к отлету с полным грузом горючего, и кто-нибудь должен постоянно дежурить на нем, чтобы в случае появления и посадки японских самолетов мы могли немедленно подняться в воздух.

– А зачем? – спросил Кинг. – Мы ведь решили при полете на запад выдавать себя за русских и можем держаться той же политики, оставаясь на этом острове, предупредив только туземцев, чтобы они не выдавали японцам, что мы американцы.

– Не будем предрешать события! – сказал Керри. – Ведь неизвестно, как они развернутся и будет ли надобность выдавать себя за кого-нибудь другого.

– Я сегодня попытаюсь связаться при помощи японской радиоустановки с Фриско, – заявил Элиас. – О возможности этого мы совсем не подумали. Правда, японцы пользуются другой длиной волны для своих передач, и на нее настроено радио их самолета. Нужно его настроить на нашу волну.

Закончив утренний завтрак, Форс и Элиас отправились на японский самолет, а остальные решили размаскировать свой самолет на берегу залива, чтобы американские разведчики могли заметить его с высоты. Этим занялись Кинг, Смит и Генри, а Керри остался в пещере у радио в надежде услышать еще какие-нибудь известия из Фриско. Форс обещал зайти по пути к туземцам и прислать несколько человек на помощь.

Вскоре десяток островитян присоединился к работавшим у самолета, с которого общими силами удалили кусты и другую зелень, но оставили лианы и трос, привязавшие его к скалам. Эта работа была быстро закончена, и трое пассажиров вернулись к пещерам, отпустив туземцев.

К обеду вернулся Фарс с приятным известием, что Элиасу после ряда попыток удалось установить связь с Фриско и передать туда известие о нахождении пропавшего самолета и его пассажиров на острове, указать точно положение этого острова, определенное Керри, и сообщить, что самолет потерпел аварию и почти лишился приборов, но что пассажирами захвачен самолет японцев, прилетевших на остров, который не имеет достаточного запаса горючего для перелета в США. Поэтому необходима помощь. Остров обладает отличной посадочной площадкой в виде лагуны атолла. Элиас остался в самолете в ожидании распоряжений из Фриско. Обед еще не кончился, когда прибежал Элиас и сказал:

– Только что получил сообщение из Фриско, что сегодня оттуда вылетают на наш остров два транспортных самолета с запасом горючего, новыми приборами для нашего самолета, механиками для его ремонта и отрядом в десять человек морской пехоты. [...]

– Теперь нам нужно решить вопрос, как устроить приезжих механиков, которые пробудут несколько дней, а также куда поместить морскую пехоту, – сказал Смит.

– О последних заботиться не нужно, – заявил Керри. – У них, наверно, с собой будут палатки и снаряжение; возможно, что то же будут иметь и механики.

– Если так, мы сможем отдать местным жителям все, что наметили, – заметил Кинг, – тюки с ватой, бинты, некоторые хирургические инструменты и лекарства.

– Но, конечно, не сегодня, а после прибытия самолетов, когда мы узнаем, каковы их задачи и снаряжение.

Так как прибытия самолетов, судя по расстоянию до Фриско и скорости их полета, можно было ждать не ранее утра следующего дня, путешественники имели несколько свободных часов до вечера и решили сделать последнюю прогулку по лесу и на вершину горы. У пещер на посту остался Керри, а Элиас вернулся в японский самолет, чтобы не пропустить какое-либо новое сообщение или распоряжение по радио. Остальные четверо направились от пещер вверх по склону. В этот раз, не имея никаких срочных задач, они могли спокойно рассматривать флору и фауну леса, отмечали незнакомые им по США растения, любовались ярко окрашенными попугаями и райскими птицами, перелетавшими по деревьям. В чаще временами слышно было хрюканье свиней, через тропу перебегали кролики; но в общем флора и фауна острова, как и других островов Тихого океана, была довольно однообразна. Лес был сравнительно легко проходим; он не был похож на леса тропической Америки и Африки, а также больших островов – Новой Гвинеи, Борнео, Суматры – с их многоэтажным густым подлеском из огромных папоротников, колючих кустов, высоких трав; через него без топора невозможно пробираться во мраке густой тени сплошного покрова крон, через который почти нигде не пробиваются лучи солнца. Здесь в лесу было сравнительно светло и просторно, почему и легко было наблюдать птиц, перелетающих с ветки на ветку.

С вершины горы спустились на южный склон, где в прошлый раз обнаружили выходы известняков поднятого кораллового рифа, но не проследили их дальше на запад, встретив туземца, поймавшего свинью. Оказалось, что здесь риф тянется дальше, чем на северном склоне, где его перекрыл поток лавы, а поверхность его представляет собой ровную, довольно большую площадь, заросшую негустым лесом.

– Вырубив лес, здесь можно было бы устроить аэродром для сухопутных самолетов, – отметил Форс, – если это понадобится в будущем. Западный склон, где находятся огороды островитян, имеет довольно значительный уклон, и посадочная площадка потребовала бы большой работы по выравниванию.

– Есть ли надобность в аэродроме на таком незначительном острове, тем более обладающем большой лагуной для посадки гидросамолетов? – спросил Смит.

Через огороды и поля полинезийцев путешественники повернули на север и поднялись перед закатом солнца к своим пещерам. Вскоре к ним присоединился Элиас и сообщил, что из Фриско было только подтверждение о вылете двух самолетов и просьба уведомить об их прибытии.

На следующее утро, когда солнце было еще невысоко над горизонтом, а путешественники только что кончили свой скромный завтрак и шли уже к хижинам, на севере послышалось гудение моторов и затем показались два самолета, летевшие прямо к острову. Описав над ним большой круг, они спустились в лагуну. Пока самолеты подруливали к берегу, путешественники успели подойти к лагуне вместе с островитянами, которые узнали о прилете американских птиц и, конечно, также собрались к месту причала.

С одного самолета высадились десять солдат морской пехоты во главе с лейтенантом, с другого – два механика аэропорта Сан-Франциско, хорошо знакомые Форсу и Элиасу. Лейтенант представился Керри и доложил, что маленькому десанту под его начальством поручено организовать наблюдательный пост на острове во избежание захвата его японцами. [...]

– Как же вы намерены устроиться здесь? – спросил Керри. – Привезли ли вы палатки? Занимать хижины полинезийцев было бы неблагоразумно. Население острова отнеслось к нам хорошо, снабжало овощами, орехами и рыбой в обмен на нужные им вещи, и я надеюсь, что ваш отряд будет поддерживать с ними добрые отношения.

– Конечно! Палатки мы привезли и поставим их недалеко от лагуны, на окраине леса, в тени деревьев, чтобы они не видны были с воздуха, но подальше от хижин местных жителей.

– Какие распоряжения относительно нас?

– Просьба вылететь сегодня после полудня, чтобы завтра утром быть во Фриско. Вы полетите на одном из прибывших самолетов, но ваши летчики останутся здесь для помощи в ремонте пострадавшего самолета, который останется на острове. Они вернутся в США на самолете, взятом у японцев, который во Фриско желают подробно осмотреть и сохранить в качестве первого трофея.

У лагуны началась разгрузка имущества военного поста, а путешественники вернулись к пещерам за своими вещами. Летчикам, которые хотели остаться в пещерах поближе к месту ремонта, а также механикам, которых удобнее было поселить там же, пришлось оставить в качестве постелей вату и марлевые бинты, предназначенные для раздачи полинезийцам, и отложить эту раздачу до окончания ремонта, поручив ее Форсу и Элиасу.

Вскоре после обеда разгрузка была окончена, и один из прибывших самолетов был готов к старту. Провожать четырех путешественников пришли все островитяне, а также остававшиеся на острове американцы. Кинг обратился к полинезийцам с маленькой речью, в которой благодарил их за дружелюбное отношение, за взятие в плен японцев и просил их относиться так же хорошо к вновь прибывшим, которые будут охранять остров от японцев и не позволят последним высадиться. Эту речь оратор потом перевел для сведения солдатам отряда, также провожавшим уезжающих.

Старый вождь в коротком ответе сказал, что островитяне будут поддерживать добрые отношения с американцами и надеются, что последние не будут обижать их, как не обижали и уезжающие, которым он желает благополучного возвращения на родину.

После крепких рукопожатий, которыми уезжающие обменялись с Форсом и Элиасом, они поднялись в кабину самолета, бросили последний взгляд на покрытую лесом вулканическую гору, поля и огороды на нижней части ее склона, ряд кокосовых пальм вокруг лагуны. Самолет поднялся над лагуной, обогнул остров с южной и восточной сторон, где можно было различить на берегу залива, казавшегося уже крошечным, корпус и крылья сломанного самолета, и взял курс на восток, к острову Пасхи, где находилась станция для пополнения запаса горючего.

Генри, прильнув к окошку, долго смотрел назад, пока вершина вулканической горы не скрылась за горизонтом, и прошептал:

– До свидания, милый коралловый остров! Удастся ли мне увидеть тебя еще когда-нибудь?

Керри, Кинг и Смит смотрели на удалявшийся силуэт острова с другими чувствами: они были рады, что вырвались, наконец, из непредвиденного плена, который так неожиданно помешал им принять участие в защите своей родины.

Май – июнь 1947 г.