Завоевание тундры (Отрывок из повести)

Владимир Афанасьевич Обручев

1. Полет над тундрой

Тяжелый транспортный самолет медленно поднялся с аэродрома Усть-Порт в устье Енисея и полетел на северо-восток, направляясь на место разведок у мыса Нордвик в Хатингском заливе, куда нужно было доставить почту и срочные грузы. Миновав плоские высоты правого берега Енисея, он летел на высоте 1000 м над широкой впадиной Хатангской депрессии, которая отделяет северную окраину Средне-Сибирского плоскогорья от гор Бырранга, вернее, расчлененного плато полуострова Таймыр. По всей этой впадине, шириной до 200 км, расстилалась тундра, то холмистая, то ровная, блестели под лучами солнца ленточки рек и речек и зеркала озер и озерков. На юге, на краю возвышенности, кое-где чернели редкие рощицы северной границы лесной зоны. Осталось в стороне зеркало большого озера Пясино.

Полчаса спустя самолет снизился; здесь на берегу реки Пясины виднелось несколько построек фактории Кресты, откуда на шум моторов выбежали люди и махали шапками. Пролетая над ними на высоте 100 м, самолет сбросил пакет с почтой и помчался дальше, набрав опять высоту, где меньше чувствовались теплые струи воздуха, поднимавшиеся с тундры. Часа полтора он летел вдоль реки Дудыпты, а от озер в ее верховьях повернул немного на восток и через полчаса опять снизился над факторией, стоявшей на правом берегу широкого русла, вернее, эстуария Хатанги, где опять сбросил почту. Еще два часа [полета] вдоль этого русла, постепенно расширявшегося в огромный залив, – и посадка на аэродроме у мыса Нордвик.

На всем протяжении полета видна была только пустынная тундра, ленты рек и зеркала озер. Лишь кое-где, через 150-200 км, стояли маленькие фактории, а в промежутках виднелись отдельные чумы эвенков, казавшиеся маленькими черными точками, и вблизи них – пасшиеся стада северных оленей, которые напоминали крошечных серых червяков с черной спинкой, ползавших по ковру травы и ягелей тундры. Когда самолеты впервые появились над тундрой и летали невысоко, они сильно пугали оленей. Животные, задрав головы, бросались врассыпную и убегали так далеко, что пастухам стоило много труда собрать их. Поэтому летчиков просили летать возможно выше, и стада постепенно привыкли к гулу самолета, только поднимали головы и провожали взглядом эту странную огромную птицу.

В Нордвике, где самолет ночевал, штурман Филонов за ужином разговорился:

– Летал я над этой тундрой уже много раз, бывал и над Большеземельской и над Тазовской и думаю – какое огромное пространство земли пропадает зря для человека.

– А олени? – возразил пилот Сомов. – Тундра – прекрасное пастбище для них. А олень дает мясо и шкуры. Можно развести их сотни тысяч или миллионы.

– А знаешь ли ты, сколько площади тундры нужно, чтобы прокормить одного оленя?

– Не знаю. Вероятно, 4-5 га или меньше.

– Ошибаешься, целых 11 га!

– Ну, так что же? Места хватит на всех.

– Хватит-то хватит, но это нерациональное использование пространства. И потом много хлопот. Нужны пастухи, собаки. Время от времени падежи уничтожают целые стада. Значит, нужны еще ветеринары. И жилища, и снабжение, и транспорт для вывоза мяса и шкур.

– Ничего другого не придумаешь. Хлебопашество здесь невозможно, а для горного промысла нет перспектив. Разве найдут нефть.

– Ту же тундру можно лучше использовать, разводя рыбу. Здесь много озер и речек, можно устроить пруды и разводить ценную рыбу – карпов, сазанов, карасей. И один гектар пруда даст больше, чем 11 га, необходимых для прокормления одного оленя.

– Ты забываешь, что под этими широтами озерки зимой вымерзают до дна, кроме самых больших, как Пясино и Таймыр; поэтому и рыбы в них нет. Как же разводить ее? Зимой вся рыба погибнет.

– Озера и пруды можно предохранить от промерзания. Я слышал от одного инженера-мерзлотника, что если после замерзания озера понизить уровень воды так, чтобы подо льдом был метровый слой воздуха, то вода не будет больше замерзать ни при каком морозе.

– Неужели? Но как понизить уровень воды?

– В системе прудов это не трудно – выкачать или выпустить лишнюю воду по шлюзам.

– Допустим, что так. Но тогда лед, покрывший твой пруд, останется на весу и провалится. Подпорки будешь ставить, что ли?

– Отчего же нет? В пруду можно расставить и подпорки в виде свай. Они рыбе не помешают.

– Но рыбу нужно кормить, доставлять ей корм издалека.

– Найдется местный. В здешних озерах много мелких ракообразных и каких-то насекомых. Разведем их и в прудах.

– Итак, оленеводство долой и да здравствует рыба!

– Зачем так радикально? И для оленей останется много места. Вся холмистая тундра, на которой рыбоводство неудобно.

– Ты, видно, все уже обмозговал. Ну, ладно, будет и рыба и мясо. Чтобы использовать их, нужны люди, жилища, консервные заводы, коптильни, кожевенные заводы и т.д. А людям нужны и другие продукты, особенно хлеб, одежда, мебель и, кроме того, топливо, которого в тундре нет.

– Да, все это нужно, чтобы освоить тундру и покрыть ее жилищами и промышленными предприятиями, которые будут доставлять южным районам мясо и рыбу. Но некоторые продукты можно получить и в тундре, например в теплицах разные овощи.

– Вот тебе раз! Значит, опять топливо.

– Да, в топливе главная трудность. Леса далеко и плохие, растут медленно. Угля во многих местах близко нет. Но один источник тепла имеется повсюду.

Филонов показал пальцем на пол.

– Вот тут и везде: в недрах Земли.

Сомов рассмеялся.

– Я знаю, что там, в глубине, горячо, что в некоторых местах из земли идет горячий пар. Читал, что в Италии, где-то вблизи старого вулкана, выводят пар или горячую воду из глубины и пользуются ими для промышленных целей. Но в нашей тундре таких мест нет.

– Нет – так можно их создать. Углубим шахты или буровые скважины и будем извлекать тепло из недр. Оно будет греть дома и теплицы, а это главное.

– Интересно! Сколько же нужно углубиться в недра, чтобы дойти до горячих слоев?

– По данным геологии, температура в глубь Земли повышается в среднем на 3° на каждые 100 м. Следовательно, достаточно углубиться на километр, чтобы получить 30°, а для домов и теплиц этого будет достаточно. Если же углубиться на 3,5 км, можно поставить на дне шахты котел и подавать наверх пар – источник энергии для освещения и машин.

– Ты забываешь, что здесь везде вечная мерзлота и толщина ее не менее 300 м. Только под ней начнется повышение температуры, о котором ты говоришь.

– Правильно. Значит, прибавим еще 300 м глубины.

– Проект заманчивый, но уж очень фантастический, вроде романов Жюля Верна. Ни в одной стране еще не извлекают тепло с такой глубины и не разводят рыбу в тундре.

– А мы попробуем! На то мы и Советский Союз, самый передовой в мире. Человечество со временем, когда сожжет все запасы угля и нефти, все леса и торфяные болота, неминуемо вынуждено будет извлекать тепло из глубины Земли, если не захочет замерзнуть. И мы попытаемся проложить ему дорогу.

– Ты меня увлекаешь. Когда вернемся в Москву, нужно будет поговорить со специалистами по рыбоводству и теплотехнике. А теперь пора спать. Завтра рано вылетим дальше. И ночью мне, наверное, будут сниться бесчисленные пруды с жирной рыбой, огромные стада оленей, теплицы со свежими огурцами.

2. Переговоры

Осенью Сомов и Филонов, вернувшись в Москву, начали вести переговоры со специалистами относительно возможности осуществления своего проекта завоевания тундры. Сначала они посетили крупного специалиста по рыбоводству. Выслушав их внимательно, он спросил:

– А какую глубину имеют эти многочисленные озера и озерки, в которых вы собираетесь разводить рыбу?

– В большинстве случаев метра два, может быть, три в самой глубокой части.

– Этого слишком мало. Вы говорите, что нужно иметь подо льдом слой воздуха в метр, чтобы оно не вымерзло; какую толщину имеет лед? Уж не меньше 50, а то и 75 см. Сколько же у вас останется воды для рыбы? Четверть метра, только в самой глубокой части метр с четвертью. В эту глубокую часть набьется вся рыба с озера; там будет больше рыбы, чем воды, и вся рыба подохнет.

Сомов и Филонов смущенно переглянулись.

– Нужно, чтобы по всему водоему осталось не менее метра воды для зимовки, – продолжал рыбовод, – следовательно, ваши мелкие озера не годятся. Их нужно углубить. Привезти землечерпалки в тундру и передвигать их с одного озера на другое посуху. Во что обойдется их перевозка в тундру и перемещение! А потом забивка свай в дно озер в качестве подпорок для льда. Чтобы забивать их, нужен копер, солидный плот, чтобы поставить его на озере.

– Можно забивать зимой со льда, – вставил Сомов.

Допустим. Для свай нужен хороший толстый лес, хотя бы 15 см в диаметре. А на границе леса, в лесотундре, как вы говорите, лес тонкий и дряблый. Значит, лес придется возить довольно далеко с юга. Во что это обойдется!

– Конечно, придется сделать крупные затраты, завоевание тундры даром не выполнишь, – заявил Филонов.

– Еще вопрос, – продолжал рыбовод. – Не лежит ли ваша тундра в области вечной мерзлоты?

– Конечно, – воскликнул Сомов.

– А до какой глубины летом оттаивает почва?

– На полметра, много на метр.

– Под дном озер мерзлота тоже есть? На какой глубине?

– Этого мы не знаем, – заметил Филонов.

– Если есть, – придется сваи забивать в мерзлоту и поэтому надевать на них чугунный башмак, что еще удорожит работу.

– Может быть, проще будет не углублять озера, а копать достаточно глубокие пруды, длинные, но узкие, чтобы обойтись без подпорок или минимальным количеством их, – предложил Сомов.

– Так! Но для рытья прудов нужно привезти экскаватор и к нему локомобиль. А с глубины одного метра пойдет мерзлота, которую экскаватор не возьмет, возразил рыбовод.

– Если пруд сделать длинным, – заметил Филонов, – мерзлота будет оттаивать в одной части, пока экскаватор вскроет метр в другой половине. Так делают на золотых россыпях. Кроме того, отработанным паром можно ускорить оттаивание, помогать солнцу.

– Одним словом, вы считаете свой фантастический проект осуществимым, закончил беседу рыбовод с улыбкой. – Что же, пожелаю вам успеха. А если нароете пруды, то с нашей стороны задержки не будет. Мальков или икру доставим вам на самолетах.

Летчики поблагодарили за информацию и распростились.

Следующий визит их был к специалисту по теплотехнике. Ему они изложили проект извлечения тепла из глубины для отопления жилищ и теплиц. Выслушав их, он сказал:

– Мысль использовать тепло земных недр для технических целей давно уже занимает умы, но пока она осуществлена только в редких местах, в районах молодых вулканов, где из трещин выделяются горячие газы и пары, которые легко направить в трубы. В вашей тундре имеются молодые вулканы?

– Я наводил справки у геологов, – ответил Филонов. – К сожалению, в тундре никаких проявлений вулканической деятельности нет.

– Вы думаете, что углубить одну скважину на километр достаточно, чтобы получить воздух с температурой 30°? – продолжал буровой специалист. – Такая глубина недостаточна. Чтобы получить постоянный ток теплого воздуха, нужно нагнетать холодный по внутренней трубе скважины, а теплый будет подниматься по наружной, окружающей первую. Но холодный на дне скважины не успеет согреться до 30°, а на обратном пути вверх охладится, и вы получите уже чуть тепленький. Значит, нужно бурить значительно глубже, например до 1500-1800 м, чтобы получить на дне температуру в 45-55°. Какую мощность имеет слой мерзлоты?

– По некоторым соображениям, 200 или 300 м.

– Это удорожит бурение и усилит охлаждение теплого воздуха на пути вверх. И вывод – нужно набавить еще эти 200-300 м для глубины скважины.

– Но мысль осуществима? – спросил Сомов.

– Может быть. Нужно точно подсчитать скорость движения воздуха, потерю тепла на пути, количество тепла, которое сможет дать одна скважина, и количество, которое нужно иметь для жилого дома и теплицы определенной кубатуры в самые холодные месяцы. И все-таки глубина скважины останется под вопросом, пока при бурении не будет определен геотермический градиент в вашей тундре, т.е. не выяснится, насколько повышается температура на каждые 100 м глубины, или, иначе, геотермическая ступень, – сколько нужно пробурить, чтобы температура повысилась на 1°.

– А нельзя ли вместо скважины провести шахту? Она могла бы дать гораздо больше тепла и обеспечить им даже целый поселок.

– Конечно, но обошлась бы гораздо дороже. И все-таки сначала нужно пробурить скважину, чтобы выяснить величину геотермической ступени, без нее нельзя проектировать шахту, не зная, какую глубину задать, чтобы получить необходимую температуру. Но на шахту едва ли какое-нибудь учреждение Союза отпустит достаточные средства, так как польза ее весьма проблематична.

– Но она необходима для завоевания огромных, почти бесполезных для союзного хозяйства пространств тундры!

– У нас в Союзе имеется еще много пространств, которые можно и нужно завоевать для хозяйства, более близких и легких для завоевания, чем ваша далекая тундра.

Летчики так и не смогли убедить специалиста в своевременности и выгодности проекта. Однако, заинтересовавшись задачей использования тепла глубин, он согласился вычислить, какую температуру нужно получить в буровой скважине для согревания теплицы и жилого дома.

После разговоров со специалистами летчики обратились к народным комиссарам. Приема у них они добивались довольно долго, так как наркомы были заняты срочными делами, и "прожектеров" или "фантазеров", как называли наших летчиков в наркоматах, секретари допускали после длинных разговоров и нескольких отсрочек. Сначала удалось попасть к наркому, в ведении которого было рыбоводство. Он выслушал проект рыбоводных прудов в тундре и сказал:

– Кому нужна будет ваша рыба из тундры? Наши моря и реки доставляют Союзу массу рыбы в соленом, копченом, мороженом и свежем виде, а также в консервах и удовлетворяют все потребности. А если спрос увеличится – гораздо легче усилить ловлю в имеющихся бассейнах, увеличить число судов, сетей и ловцов, чем копать пруды в тундре!

– Есть одно крупное учреждение вблизи тундры, – возразил Филонов, которое очень нуждается в свежей рыбе. Это – Норильский рудник и завод, имеющий большое значение для Союза. Этот рудник так далеко на севере, что доставка туда продуктов затруднительна.

Взглянув на карту и справившись по телефону, нарком согласился помочь опытному рыбоводству в тундре, но с условием, что этот опыт будет проводиться поближе к руднику.

– Вот большое озеро Пясино, – сказал он, показывая его на карте. – Копайте пруды цепочкой так, чтобы в них проходила вода из речки, впадающей в озера, а стекала в озеро. Это недалеко от рудника, и снабжать его свежей рыбой будет легко.

Но относительно экскаватора, локомобиля и рабочих нарком ничем помочь не мог и направил летчиков к наркому цветной металлургии, в ведении которого был Норильский рудник.

– Если горнякам действительно нужна свежая рыба, – нарком и управление рудником должны вам помочь, – заявил он на прощанье.

Нарком цветной металлургии был занят, но выслушал летчиков внимательно и, заинтересовавшись питанием горняков своего самого далекого рудника, распорядился послать по телеграфу запрос о возможности выделить к будущему лету на время экскаватор, локомобиль и рабочих для работ на берегу озера Пясино.

– Вы получите все это только на летние месяцы и должны закончить все ваши пруды к концу августа, – предупредил он летчиков.

– Безусловно, – заявил Сомов. – Мерзлоту экскаватор не возьмет, и зимой он будет стоять без дела.

– Сколько успеем выкопать, столько и ладно, – добавил Филонов, – ведь это первый опыт, а готовые пруды к осени должны быть заселены рыбой, чтобы испытать, как она перенесет зимовку.

В ожидании ответа из Норильска летчики отправились к наркому нефтяной промышленности. Выслушав их с видимым нетерпением, он вскричал:

– Ну и фантазеры вы, товарищи! Хотите, чтобы я послал партию разведчиков в эту полярную тундру бурить скважину для определения геотермической ступени и извлечения тепла из земных недр! Кому там нужна теплица? Рыбам в ваших прудах тепла не нужно, а караулить их там не от кого. Разводите себе рыбу для горняков Норильска и оленьих пастухов. У нас все бурильщики нарасхват и инструментов не хватает. Союзу нужно все больше и больше нефти.

Но наши летчики, добиваясь приема у наркома, успели поговорить с геологами наркомата, знавшими Сибирь, и узнали от них, что за Полярным кругом кое-где уже ведутся поиски нефти и кое-где она уже найдена. Их познакомили даже со строением местности между низовьями Енисея и Лены и с перспективами на открытие нефти. Поэтому негодование наркома не смутило их.

Филонов развернул принесенную с собой карту и сказал:

– Взгляните, пожалуйста, товарищ нарком, на интересующий нас район. Вот низовье Енисея, где на правом берегу уже ведется бурение на нефть с надеждами на успех.

– Это мне известно, – заметил нарком.

– А вот здесь, в районе Нордвика, имеется Соляная сопка, где нефть уже найдена.

– И это я знаю! Но какое отношение имеет ваш фантастический проект к нефти?

– Довольно близкое! От Енисея к Хатангскому заливу тянется широкая тундровая низина, геологи называют ее депрессией. Она нам хорошо знакома, мы вдоль нее летаем, завозим почту и припасы факториям и в Нордвик. А нефтяники-геологи говорят, что в этой депрессии, занятой тундрой, завоеванием которой мы заинтересовались, вполне возможно также найти нефть.

Нарком смутился. Об Енисейско-Хатангской депрессии он слышал на докладе о разведочных работах в Сибири, но нужды Баку, Грозного, Эмбы, Ферганы, начатые уже разведки в Приуралье заслоняли эту далекую окраину, не внушавшую пока большого интереса.

– Допустим, что эта депрессия может оказаться нефтеносной. Но все-таки причем ваш проект? – сказал он.

– Буровая скважина, которую мы просим заложить в тундре, – сказал Сомов, может ведь обнаружить нефть.

– И поэтому будет разведочной на нефть, почему мы и обратились к вашему содействию, – добавил Филонов.

– А если она нефти не откроет? Большие затраты на нее пропадут даром.

– Отрицательный результат в разведочном деле не редок, товарищ нарком. И даже некоторые...

– Считают его положительным до известной степени, – улыбнулся нарком.

– Скважина выяснит геологическое строение депрессии и вместе с тем позволит определить геотермическую ступень, – прибавил Филонов.

– Вот где зарыта собака! – воскликнул нарком. – Где же вы хотели бы заложить скважину?

– Вблизи озера Пясино, вот оно на карте. Рыбоводы заставляют выбрать это место, так как недалеко Норильский рудник, который мы будем снабжать рыбой и который за это снабдит нас экскаватором и рабочими для рытья прудов, – пояснил Филонов.

– А также топливом. На руднике, кроме меди, добывают и уголь, – прибавил Сомов.

– Для бурильщиков это соседство также будет удобно, – согласился нарком. Но насколько местность благоприятна в отношении перспектив на нефть?

– Это решат ваши геологи после изучения местности. Ведь наши пруды можно копать и к западу, и к востоку от озера, и даже к югу. Желательно, чтобы скважина была вблизи них на тот случай, если наш фантастический проект извлечения тепла из недр осуществится.

– Но если скважина даст нефть?

– Тогда мы будем согревать нефтью теплицы и жилые дома.

– Вы убедили меня! – закончил нарком. – Ваша затея, конечно, рискованная. Но мы не против риска в горном деле. Я в ближайшие дни созову маленькое совещание геологов и приглашу вас. Оставьте ваш адрес и телефон у секретаря.

Через неделю совещание у наркома состоялось. Геологи подтвердили перспективность депрессии, но вблизи озера Пясино никто из них не бывал. На вопрос о рельефе местности летчики могли ответить, что по всей депрессии попадаются отдельные холмы и гряды холмов и что вблизи озера они также имеются.

– Вероятно, все эти холмы представляют ледниковые морены, – заявил один из геологов. – В литературе об этом имеются некоторые сведения. В таком случае они не дадут нам никаких указаний на строение.

– В отличие от сопок Эмбинского района и южного Приуралья, – добавил другой, – которые представляют купола коренных пород.

После долгих дебатов и доводов за и против совещание решило, что разведочную скважину в районе озера Пясино следует заложить, инструмент и мастеров отправить туда еще по зимнему пути весной с нижнего Енисея, но место заложения выбрать после осмотра района геологом.

Летчики ушли вполне довольные, тем более что от наркома цветной промышленности уже получили известие о том, что Норильский рудник доставит к озеру по зимнему пути экскаватор и локомобиль, а в начале лета – рабочих и стройматериалы для временных жилищ.

Второй визит к теплотехнику принес им не очень приятные новости. Инженер сказал им, что для того, чтобы дать теплице и жилому дому постоянный приток теплого воздуха в 25° в самые холодные месяцы, температура на дне скважины должна быть не менее 40°, а внутренний диаметр скважины не менее 10 см. Таким образом, необходимая глубина скважины увеличивалась до 1400 м и даже при допущении, что ниже нижней границы вечной мерзлоты геотермическая ступень быстро выравняется до средней величины в 33м, т.е. что влияние вечномерзлой толщи на охлаждение нижележащих слоев распространится неглубоко. А нарком нефтяной промышленности заявил им, что скважину будут бурить до 1000 м, самое большое до 1200 м, и на такую глубину будут отправлены к озеру Пясино штанги и трубы.

Филонов хотел было опять идти к наркому, но Сомов отсоветовал.

– Не стоит выдвигать новые требования. Пусть начнут бурить, а там видно будет. Авось, ступень окажется, на наше счастье, меньше. Один геолог сказал мне, что и к северу и к югу от депрессии большое развитие имеют довольно молодые вулканические породы и что поэтому во всем этом районе земная кора еще не успела полностью остыть со времени их излияния.

– То есть ты надеешься, что скважина будет не такая глубокая, как подсчитал этот теплотехник?

– Да, надеюсь. И кроме того, когда начнут уже бурение, не станут спорить из-за лишних 100-200 м, чтобы не бросать скважину без результата. А если она встретит нефть на меньшей глубине – мы будем обеспечены теплом.

– И откажемся от задачи добывать тепло из земных недр прямым путем?

– Эта задача интересная, но второстепенная. Главная – рыбоводство.

3. Первые шаги

В конце февраля, когда кончилась полярная ночь и возобновилось воздушное сообщение с заполярными районами, наши летчики покинули Москву и вылетели к низовьям Енисея с большим грузом почты. Оставив часть ее в Игарке и Усть-Порте на берегах Енисея, их самолет повернул на восток и, перелетев через низкие горы, приземлился на Норильском руднике. Здесь летчики всегда были желанными гостями, доставлявшими письма, газеты и вести из центра. А в этот раз их встретили особенно радушно как инициаторов рыбоводства для снабжения рудника. Им показали экскаватор, снабженный двигателем, что избавляло от отдельного локомобиля. Он стоял уже несколько лет без употребления и нуждался в ремонте, который намеревались выполнить в марте-апреле, чтобы затем, разобрав эту громоздкую машину на части, доставить ее по последней зимней дороге к озеру Пясино.

Возник вопрос – в какое место? Это озеро имеет около 65 км в длину при ширине от 15 до 20 км. По заданию рыбоводов пруды собирались копать южнее озера, чтобы провести по ним воду из реки, впадающей в озеро с юга, и спускать ее в озеро. А по заданию Наркомнефти буровую скважину надлежало заложить в месте, благоприятном в отношении возможной нефтеносности. Как совместить эти условия?

Пришлось собрать совещание служащих и рабочих, бывавших на озере, южный конец которого находился в 30 км от рудника. По их сведениям выходило, что наиболее удобна местность по восточному берегу озера в его южной части, где ровные площади чередовались с холмами. Но представляли ли эти холмы купола, заманчивые для нефтяников, или ледниковые морены, – этого никто не знал: этим вопросом не интересовались до сих пор. А буровая скважина в качестве источника тепла, конечно, должна была быть пробурена вблизи прудов, чтобы не проводить тепло по трубам на большое расстояние. Это вызвало бы лишний расход на трубы и потерю тепла, несмотря на изоляцию труб.

Решили, что нужно вызвать геолога-нефтяника, который бы сопровождал инструменты от Усть-Порта к озеру в конце весны, возможно раньше, и осмотрел местность до перевозки экскаватора.

План продолжения повести
"Завоевание тундры"

Весной летчики посетили Норильский рудник и соблазнили рыбоводством свежую рыбу давать вблизи: [им] дали экскаватор, и лес, и локомобиль.

Ремонт его добровольцами. Летчик стал мастером.

Летом с первым пароходом прибыли бурильщики; буровые снаряды перевезли еще зимой из Усть-Порта, где одна скважина оказалась неудачной. Караван оленей вез трубы и шланги. Буран, из шлангов – чум. Откапывание оленей.

Рытье прудов, мерзлота с одного аршина, оттаивание ее паром по тонким буровым трубам, завезенным вредителем мастером [чтобы] бурить на нефть.

Постройка домов.

Бурение; в мерзлоте не нужно труб, 300 м.

Геолог, его жена(?) рыбовод.

Удача – на глубине 600 м трапп и температура уже 20°, 300 м траппа без труб – и температура 35°.

1942 г.